Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Andrey Abolenkin

Скейт, компьютер, MTV



Как получилось, что уличная мода стала сильнее кутюра? Как Риане удается одним появлением продавать тысячи вещей? Почему надпись стала важнее дизайна? Где начинаются ночные очереди за кроссовками? Причины стоит искать в 80-х и мы займемся этим на лекции в ближайшую субботу (14 апреля, с 15.00). Главные зоны поиска: музыка, спорт, улица, контркультура, что отличает эту лекцию от предыдущей, она полностью другая.



Лекция 14 апреля ведет нас в эпоху первооткрывателей. В 80е годы они заполнили белые пятна на карте моды. Исследованные в то время территории стали самыми обжитыми и урожайными в индустрии. Видео, кино, спорт, музыка, молодежная и массовая культура, компьютерная техника продают теперь куда больше одежды, чем традиционная работа дизайнеров. Крупнейшие мировые компании копируют методы работы партизанских марок былых времен. Эти области были колонизированы в 80х и их открытию посвящен второй выпуск лекции о влиянии моды «десятилетии избыточных удовольствий» на современность. Да и само понятие "удовольствие" изменилось - угроза СПИДа скорректировала проявления сексуальности.



Вы помните время, когда в кроссовках в приличные места не пускали? Тогда спортивный костюм означал отказ от моды, использование китча было смелым шагом, контр-культура осуждала продажность, а уличная мода была таинственным неисследованным миром. За тридцать лет приоритеты в моде полностью поменялись. Как кофе, картофель и табак, незнакомые в старые времена фэшн-продукты составляют основу современного рациона, уличная еда заменила рестораны. Одним словом, чтобы понять современность нам совершенно необходимо на время вернуться в прошлое, чем мы и займемся на очередной субботней встрече.

Записывайтесь и узнавайте подробности по этой ссылке.



Andrey Abolenkin

Футбол и мода, тайная история игры



Футбол и мода кажутся очень далекими. Настолько чужими, что могут соединиться только на противоположном полюсе, в гардеробах «футбольных жен». Однако это только видимость. Немалая часть современной моды происходит из одежды болельщиков или униформы футболистов. Давайте разберемся, какая именно часть и насколько она важна. На нескольких моих недавних лекциях мы говорили о спортивной униформе как о важном источнике современной манеры одеваться. Этот текст написан по заказу FIFA для сайта Чемпионата мира, поэтому не удивительно, что футбольная форма вышла в нем на первый план, а сам материал снабжен пояснениями для читателей, которым мода не слишком интересна или знакома.

Мода сегодня определяется спортивной одеждой. Разница между одеждой для отдыха и для занятий спортом становится незаметной, потому как мы почти не разделяем теперь эти две стороны жизни. Раньше хорошо одетым считался всякий, кто умеет правильно выбирать одежду для разных случаев, а потому в приличные места хода в тренировочных не было. Не то теперь: возможность одеваться неформально считается признаком успеха, на подиуме тон задают образы, которые раньше считались маргинальными, а кроссовки можно встретить и в кутюрных коллекциях. Переворот в манере одеваться произошел из-за перемены в образе жизни, а подготовить материал для него помогла футбольная культура.



Униформа. Всю модную одежду можно сравнить с униформой – она позволяет отличать своих от чужих и наделяет знаками отличия. Она же позволяет доступным всем языком описать, что сейчас считается престижным. Вот только теперь на роль генеральского мундира претендует не фрак, а футболка. Как видно из ее русского названия, этот предмет происходит из футбольной формы, самой первой формально установленной униформы в спорте. Поспорить тут может разве что крикет, но в 50-60 годах 19 века, когда рождались правила, этими видами спорта часто занимались одни и те же игроки. Различать соперников на площадке особенно важно в командных играх, а потому уже самые ранние правила указывали на необходимость использовать цвета команд. После розыгрыша первого Кубка Футбольной ассоциации в 1871-72 появились требования и к самой форме, ее виду, а также компании, готовые ее производить и усложнять. Развернулся поток брендированной спортивной одежды, которая сейчас составляет немалую часть индустрии моды - с этого момента ее стало возможно купить в магазинах (а не шить у портного), родилась гигантская индустрия.

Раниий вид футбольной формы, ее первые формальные варианты и их современная интерпретация (в коллекции Dolce Gabbana GYM 2012)

Демократизм. Раньше большая часть человечества о моде не задумывалась вообще, она была им недоступна и неинтересна. Только с появлением одежды, которая стала одновременно массовой и привлекательной, мода из привилегии стала всеобщим достоянием. Этот переворот в сознании, интерес к тиражному и доступному, стал возможен Collapse )


Andrey Abolenkin

Прекрасный принц моды



Чтобы стать иконой стиля, недостаточно хорошо одеваться. Иконам этого совсем не нужно. Хороший тому пример – Эдуард, принц Уэльский, которого мы больше знаем под титулом герцога Виндзорского и по отвергнутому им титулу короля Эдуарда VIII. Он частый герой моих лекций, стоит поговорить о его влиянии подробнее. К концу 20х годов аристократия уступила шоу-бизнесу роль законодателей моды. Актуальный стиль потерял исключительность, стал намного доступнее. Этому помогло развитие фотографии, желтой прессы и качественного производства готовой одежды. Тут принц выступил классической поп-иконой, прометеевским мостом от недоступного к массовому. На его примерах человечество за полвека элегантно перешло от времен, когда без фрака в ресторан вечером не пускали, к эпохе, когда заправленная в брюки сорочка – уже стилистическое заявление.



По прошествии века кажется, что любая его фотография выглядит образцом классического стиля. Это только потому, что предложенная им манера одеваться стала классикой. Сто лет назад так вовсе не казалось. Еще до того, как эту максиму сформулировала Диана Вриланд, принц понял, что не стоит бояться показаться вульгарным. Главная опасность для моды – оторваться от течения жизни, быть скучным и засушенным. Он так успешно избегал этой угрозы, что Георг V, его отец, во время нередких семейных скандалов только о его костюмах и говорил. Что свидетельствует о необычной силе их воздействия на умы: поговорить в семейном кругу было о чем и помимо одежды, нынешнему принцу Гарри такое не снилось.



Так почему же у короля большее возмущение вызывал гардероб старшего сына, а не его романы с замужними женщинами, эскапады в ночных клубах и тусовки с чернокожими джазменами? Или, например, необходимость спасать от виселицы его первую любовницу, известную французскую содержанку? В 1923 ее застали в лондонском «Савое» с револьвером в руках над трупом мужа, одного из египетских принцев, и чтобы избежать публикации ее переписки с Эдуардом, двор был вынужден надавить на суд и представить произошедшее самообороной. Исключительный случай в истории английской юриспруденции. Однако позиция принца-модника, чей стиль был призван нравиться, а не выражать статус, казалась тогда еще необычнее. Впоследствии такую же ориентацию на медиа можно было наблюдать у принцессы Дианы, которая окончательно похоронила принцип королевской недоступности.



Разрушение дресс-кодов, которое набрало сейчас скорость селевого потока, началось как раз в 20х годах прошлого века, и Эдуард принял в его запуске активное участие. В тот момент оно казалосьCollapse )
Andrey Abolenkin

Бегущая мода, лекция 14 сентября



Завтра, в четверг 14 сентября, у меня новая лекция. Она посвящена влиянию спортивной формы на моду. Современный гардероб почти на 90 процентов состоит из спортивной одежды, поэтому рассказ о корнях сегодняшней моды логично начать со стадиона. Свитшоты, сорочки-поло, спортивные костюмы и кроссовки, без которых сейчас не обходится ни одна съемка, пришли именно оттуда. Однако влияние одежды спортсменов на моду 20 века этим не ограничивается. Везде, где мы видим сейчас ставшие декором логотипы и эмблемы, раньше находилась символика спортивных клубов. Немалая часть уличной моды возникла под влиянием стиля футбольных фанатов. Даже женская эмансипация в одежде во многом продвигалась под влиянием костюма для занятия спортом.



Новые материалы, лица рекламных кампаний и даже изменение отношения к тиражной одежде – только некоторые вопросы, которые мы будем обсуждать. Последние полтора века моды мы разберем по влиянию видов спорта - от футбола и крикета до баскетбола и тенниса. Отжельно поговорим о кроссовках. Эта лекция будет вам интересна, если вас заботит связь моды и традиции, вы часто задаете себе вопрос «почему?» при взгляде на современные съемки моды, а в рассказах об ее истории видите чуть больше, чем собрание анекдотов. Узнать подробности и записать можно по этой ссылке. Билеты также можно приобрести перед началом лекции.




Andrey Abolenkin

Прекрасный принц моды



Приглашаю вас завтра днем, в субботу в 15.00, на мою новую лекцию "Прекрасный принц моды". Она пройдет в школе фотографии Photoplay на Красных воротах. Записаться на лекцию можно по этой ссылке. Набралось много интересных тем - про "иконы стиля", спортивную одежду, причины привлекательности брюк в женском гардеробе и типы пиджаков в мужском. Есть у лекции на этот раз и главный герой.



Почему мужская одежда стала такой, какой мы привыкли видеть ее сейчас? Разнообразной, склонной к переменам, сочетающей эмоции и рациональность. Еще не так давно она было сродни униформе, и каждый мужчина четко знал, что ему надевать в том или ином случае. Большинство этих формальных вещей так долго улучшались, что приобрели эталонный комфорт, высокую степень свободы. Это они в немалой степени привлекало женщин, которые требовали равноправия с мужчинами в вопросах одежды. Как можно было отказаться от такого удобства в пользу переменчивой моды и мук выбора, предлагаю обсудить в субботу.



Большая роль в «раскрепощении» мужского гардероба в 20 веке принадлежит Эдуарду, герцогу Виндзорскому, которого мы знаем также как короля Эдуарда VIII, а ранее – принца Уэльского. Мягкое плечо, цветной трикотаж, модный спорт, неожиданные сочетания, укороченные брюки и манера никогда ничего не выбрасывать из гардероба, вместе с окружавшим его ореолом романтики и детектива делают его одной из главных легенд моды. Разговор пойдет не только о нем, но и об изменении в мужской одежде в начале и середине века, а также о том, как эти перемены повлияли на женский гардероб.



Тема будет интересна каждому, кто хотя бы раз сочетал клетку и полоской и подворачивал брюки. Умение «пришпорить» традицию и сделать ее частью современности пригодится почти в любой отрасли.

Andrey Abolenkin

Лекция в пятницу




Читаю в эту пятницу (28 октября) лекцию. Называется "Треники в 18 и 21 веке. История успеха". ПОДРОБНОСТИ, программу и прочее можно посмотреть по этой ссылке.

Очень люблю Школу Photoplay, мне читать там всегда приятно. Того больше мне нравится эта истории про спортивную одежду, без которых в последнее время - никуда. В последнее время о сюжете приходилось много думать и писать.



Главным поворотом будет поиск "спортивных элементов" в истории. Мы попытаемся разобраться, при каких обстоятельствах в неколько прошлых веков в гардеробе появлялись элементы, связанные со свободой движения, почему сейчас они занимают такое важное место и как грамотно ими распорядиться.

Если говорить о практической задаче, то это, пожалуй, ответ на вопрос: "Как не выглядеть по-идиотки или устаревшим", собирая современный комплект. Впрочем, я надеюсь, что с этим вы уже разобрались сами и придете просто послушать про корни спортивной моды.



Andrey Abolenkin

075 (ohseventyfive): осень-зима 2015/16

У меня есть для вас приятная новость. В Москве появилась авторская марка мужской одежды, за которой интересно и полезно будет следить. Хотелось бы написать «еще одна», но их так немного, меньше полудюжины, что ни о каком «еще» пока мечтать не приходится. Первый показ 075 (ohseventyfive, дизайнер Юлия Цезарь) состоялся в прошлом сезоне и сразу привлек внимание четкостью, с которой автор переводит свои образы на язык вещей. У нее это получалось лаконично и очень современно, вещи выглядели привлекательно, но тогда с новостью можно было один сезон подождать. Второе шоу получилось не менее «манким» и концентрированным, и не написать о нем было бы глупым упущением.



В коллекции «Горе, о туман» Юлия Цезарь работает с очень непростой темой, стереотипами о «русскости». Задача была тем сложнее, что и сам материал, спортивная одежда в качестве повседневной, из-за частого использования сам представляет собой набор если не стереотипов, то прочных клише и стандартов. Автор решает эту проблему, переведя представление вещей коллекции из области одежды ближе к арту. Все основные ассоциации шоу создавались кино-вступлением, живым саундтреком, оформлением подиума, принтами и образами моделей. Великолепный получился показ. Форма и суть самих предметов коллекции были куда меньше задействованы в создании эмоций.



Это вполне типичный для современной моды рецепт: заимствование приемов воздействия из соседних областей, чтобы придать новые ощущения разглядыванию и приобретению одежды, которая представляет собой вариации тех или иных эталонов. В этом случае успех рецепта был полный. Семиминутный (по ощущению) ролик, стихи Есенина о пропащей жизни, спирте с бродягами и поэзии с проститутками, медитативная начитка современного варианта колыбельной, «подъездные граффити», которыми Collapse )


Andrey Abolenkin

Кроссовки в среднем роде

Если расспросить десять человек на улице, как устанавливаются правила русского языка, то в восьми как минимум случаях в ответ услышишь о таинственных регуляторах, которые придумывают нормы по своему усмотрению. В результате литературный язык «портится» и упрощается, и вот уже слово «кофе» можно использовать в среднем роде. А мы-то (читай – культурные люди) всю жизнь напряженно следили, чтобы использовать его только в мужском; тем напряженнее, что языковая логика подталкивала нас к тому, что подобного вида слова в русском языке к мужскому роду не относятся. Лингвисты объясняют эту несообразность существованием формы «кофей», несомненно мужской, но бывшей в употреблении более века назад, и отмечают в своих словарях, что все больше людей подчиняются языковой логике. В результате чего «кофе» в среднем роде становится допустимой формой, пусть и не литературной.

1468555_834852753198143_23880805_n

Схожее отношение можно наблюдать к моде. Поскольку она теперь почти официально признана языком, все языковые заблуждения к ней вполне применимы. Широкой публике кажется, что по-прежнему существует диктат олимпийцев-дизайнеров, которые ежесезонно устанавливают правила хорошего вкуса. Новинки регулярно высмеиваются как нелепые, что не мешает тем же насмешникам через пару лет преспокойно ими пользоваться, как только новизна сгладится повсеместным употреблением. Чтобы сделать аналогию с языком завершенной, власть и в словоупотреблении, и в установлении трендов безвозвратно перешла к потребителям. Они же упорно этого не замечают и не устают фантазировать о каких-то нормах, данных свыше и неизменных, будто таблица Менделеева.


1513855-R3L8T8D-650-0

Collapse )
Andrey Abolenkin

Виктория Андреянова: красота фундамента

ан3

Нынешнюю моду очень удобно описывать через то, чем она уже не является. Постепенно исчезают точные ссылки на возраст, сезонность, жесткие гендерные привязки, украшательство, «чистые» жанры и вездесущий авторский диктат. Остаются настроение, ситуативность и трактовка дизайнером базовых элементов языка моды. Эта не слишком оригинальная мысль пришла ко мне во время интервью после показа Виктории Андреяновой (все фотографии показа можно посмотреть тут). В тот момент на мне был пиджак работы этого дизайнера: отчетливо мужской, он при этом в точности соответствовал крою последней коллекции, лишенного и намека на мужественность. А на вопрос о возрастной адресации я смог ответить только, что вещи заставляют владельцев чувствовать себя молодо, а носить их могут дамы любого возраста. И это была отнюдь не абстрактная фраза.

Источником вдохновения стал актуальный (вновь) в этом сезоне Хичкок. Отсюда не только птичьи крылья в шляпках, подвесках и финальном выходе, но и основной силуэт коллекции: цельнокроенный по полочке рукав и небольшое сглаженное плечо по мотивам вт. пол. 50х. Примерно с этого же момента спортивность стала идти не под руку, а в авангарде большой моды, что сейчас и демонстрирует В.А. Однако основная связь с фильмами Хичкока видится мне в другом: они не столько пугают небывалым, сколько показывают глубины, скрытые рядом, в самом привычном и бытовом. В том числе – и глубины ужаса, но это уже детали. Ровно такие же повороты привычного демонстрирует дизайнер в свежей коллекции. (Вот точно также человек впервые под кислотой с удивлением рассматривает, будто впервые, ставшие вдруг непривычными собственные ладони).

ан6

Collapse )
Andrey Abolenkin

Бутоньерки-геманьерки; Продолжение


комбо

В прошлую пятницу я начинал писать пятницу я начинал писать о своем рукоделии - бутоньерках из камней, которые я назвал геманьерками. Они одновременно удовлетворяют мою тягу к украшательству и сбивают пафос с такой старомодной идеи, как бутоньерка. Поэтому для пробной партии "рукодельный", неювелирный эффект пока кажется мне желательным. Снимки этих вещей набросаны в коллаж выше. Совершенно определенно я собираюсь для следующей партии - с мощными камнями в непричесанных сочетаниях - подобрать фурнитуру посолиднее, но пока тестирую вот таким образом.

Я также писал о том, что попросил слушателей профессионального курса Школы современной фотографии, где я иногда читаю лекции, взглянуть на эти предметы заинтересованным взглядом. О чем прошу и вас. Первый пример (который я показывал в пятницу) я собрал вокруг одной геманьерки в разных стилистических сочетаниях, снимали ее в раскладке. В этот раз Алена Бражникова и Денис Симонов попросили отработать на модели. Возможно, это и не вполне комфортно - все же это вещи из личного гардероба, - но результат стоит химчистки, он получился убедительным.

Стоит сказать, что это рабочий материал: авторы предполагают, что ростовые фото будут заменены "врезами" важнейших деталей и узлов. Если вы любезно согласитесь комментировать, то прошу вас это делать применительно к тому, помогают ли в этих комплектах украшения. Или, наоборот, создают суету и "штучки". А комплекты я откомментирую сам, на правах хозяина. Фотографы попросили меня собрать избыточную историю в манере посетителей Pitti Uomo, которые, конечно же, по большей части представляют собой пример "как-не-следует-стараться-ради-уличных-фотографов".

1. "Чистый". Так гладко и ровненько для себя я бы, конечно, никогда бы не стал собирать - сочетая норковую отделку шляпы, сиреневые перчатки и шелковый шарф. Все очень старательно и без тени иронии. Мне не нравится строгое следование дресс-кодам, монохрому, красивостям и мифическим "правилам хорошего вкуса", это очень буржуазно. В конце концов, речь идет всего лишь об одежде, не о спасении души. Единственное, что приближает этот комплект к жизни, это кроссовки. И, надеюсь, по-лубочному собранные камни геманьерки.

1-1

2. "Уведенный". А вот этот комплект я как раз охотно использую в жизни. Его цель - увести от стандартного понимания классики. В последние годы почти все мои вещи проходят через ателье - изготавливаются "с нуля" или переделываются. Никакой гарантии такой способ пополнения гардероба не дает: чем пафоснее ателье, тем больше понимаешь, что деньги и качество сейчас напрямую не связаны. Если не знать, что требовать, получаешь криво посаженную дрянь из дорогих тканей, которую гонконгские индусы годами впаривают коррумпированным чиновникам под видом "английской традиции". Большинство вещей этого комплекта пришлось буквально реанимировать в мастерской Кати Кочубей как раз после такого отшива. Заодно смастерил из остатков передник по придуманному мною в 96 году фасону и от души подрал все трикотажные части. Геманьерка здесь работает не в контрасте, а в хоре других "свисающих" дополнений.


2-1

Collapse )