Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Andrey Abolenkin

Винтажный YSL Couture в Москве

 
Одна из витрин с украшениями и платья YSL для Денев

Чем заниматься невоцерковленному человеку в Чистый четверг? Проще говоря, безбожникам, как я, что делать? Ну, прибрался. Разобрал бумаги и долги. Но все это как-то неритуально, торжественности в этом нет. Удалось ее раздобыть в Москве только к вечеру, когда я отправился в "Метрополь" посмотреть коллекцию винтажного кутюра, которую привезла Виктория Шамис для своего бутика Victoria's Vintage. Для меня вполне адекватная замена молельне - посмотреть, потрогать, повыворачивать прижизненные вещи Chanel. А когда видишь на одной из них дату 1971 и понимаешь, что это одна из последних вещей, которая прошла через ее руки, хочется забыться в пиетическом экстазе. Не забылся я в этом неуместном экстазе только благодаря шампанскому: я от него быстро дурею, а потому заранее включая двойной самоконтроль.



Виктория Шамис у стойки с вещами Chanel

Бутик открылся в формате pop-up, без постоянного помещения - сегодня здесь, а завтра уже нет. В номере "Метрополя" Victoria's Vintage щстанется еще месяц. Судя по тому, что в первый день за покупками пришла половина Tatler'а, в ближайшее время проект будет с успехом продолжаться. Консультировал отбор известнейший собиратель кутюра Дидье Людо, который также приехал в Москву. Ну, как консультировал? Помог отобрать и продал из своих необъятных коллекций. Что, впрочем, очень почетно, поскольку, по рассказам, Людо неохотно утупает свои вещи в централизованном порядке - продавать он их может и самостоятельно, а центральная часть его коллекции на продажу не предназначена вовсе.



Незнакомую мне даму тоже заинтересовало платье Gres

Коллекция оставляет приятнейшее впечатление: все вещи в идеальном состоянии и каждая представляет интерес. Пусть и не музейный. Отличный, очень любовный отбор. Поклонников моды они точно не оставят равнодушными, а на коллекционеров организаторы не рассчитывали с самого начала. Центром коллекции стали два кутюрных платья, сделанных YSL для Катрин Денев в середине 60х и начале 80х - они принадлежат Людо и продаваться, по всей вероятности не будут. Остальные вещи почти с гарантией осядут в чьем-нибудь гардеробе. Совершенно волшебный подбор аксессуаров, среди которых немало редких (прижизненный Диор, например).

Я даже приценился. Цены несколько ниже, чем можно было ожидать в Москве. Очень нехарактерная Madame Gres с расшитым разноцветными бусинами лифом стоит 260 тысяч. Пальто Шанель 67-го года - 140. И если с Гре вопрос не вполне ясен (судя по манере, это, скорее, Марк Одибе, чем Мадам), то с Шанель все однозначно. При ее жизни ни о каком-прет-а-порте даже речи не заходило и все вещи проходили через ее руки или контроль, даже американские. А что такое 140 000? Мне недавно попадались в Москве на глаза футболки Ланвен за 40 с небольшим. От покупки трех из них вполне можно себя удержать. Я бы даже сказал - это удастся вообще без усилий.

  Не слишком удачное фото платья Patou

Вначале я жалел, что не пользуюсь фотоаппаратом: люблю на все смотреть глазами, а не через отверстие. Но потом пришел Виталик Козак и так тщательно все задокументировал, вплоть до швов. Он обещался выложить все в своей колонке на vogue.ru в понедельник, где вы и сможете все рассмотреть (вот здесь). И вот, кстати, о Мадам Гре и рассмотреть. Мне в один голос говорят, что нынешняя выставка Gres at Work в парижском музее Бурделя - это лучшее, что с вами может произойти в Париже до конца июля. Каталог я еще не заполучил, но фотографии вполне это подтверждают.
Andrey Abolenkin

Йозас Статкявичус в Москве



В Москве сегодня открылся бутик литовского дизайнера Йозаса Статкявичуса, чудесного художника и одного из приятнейших людей, с какими мне довелось знаться. Второй этаж "Гименея" - не самый очевидный адрес для моды, но бутик вовсе и не рассчитан на прохожих. На вывеске написано "de luxe", однако Йозас работает в кутюре, вещи штучные (под заказ) и на тираж не просятся. Просятся в длительную приятную беседу и разглядывание. Открытие также было вполне домашнее. Обычно я боек на описания, но здесь нахожусь в затруднении. "Европейский кутюр в традиции" - этого явно мало, чтобы дать вам представление о его манере. Но другого объяснения у меня нет. Пожалуйста, не поленитесь посмотреть картинки (Juozas Statkevicius). Если бы я писал туристический путеводитель, я бы использовал фразу well hidden treasure. В Европе осталось очень немного дизайнеров такого уровня, которые получают удовольствие от создания красоты без аффектации и самолюбования.

У меня давно не было возможности подробно следить за его творчеством. Надеюсь, сейчас она появится - возможно, что московский показ последуют осенью. Лет десять-двенадцть назад Йозас был частым гостем в городе. Его тогда активно представлял всем А. Васильев. Тогда же случились два (или три?) парижских показа в кутюре off-schedule. Потом я слушал (и вам советую) его запоминающиеся духи, которые напоминали позднего Людовика XIV - молитва в будуаре. Некоторые коллекции я знал по видео (вот как осеннюю, в грандиозных декорациях на 4000 человек). И вот только недавно случилась новая встреча, когда дизайнер одел "Берег женщин". В прошлом году это был очень обсуждаемый спектакль по песням Дитрих (в Вахтангова). Теперь еще и бутик. Никаких подковерных новостей сообщить не могу - совестно было расспрашивать человека, который явно был очень утомлен подготовкой. Недавно мне попалось очень подробное интервью, которое позволит лучше понять профессиональную позицию ЙС.

Надо сказать, что вечер вообще случился приятнейший, что необычно для календарных праздников. Подруга делала в "Бонтемпи" маленький ювелирный вечер, где я еще раз убедился, что если что-то было хорошо 15 лет назад, то сейчас стало только лучше. Работы Кати Филлиповой и Кати Бочавар по-прежнему красоты и энергетичности невероятной. В "Турандоте" выступала моя любимейшая Люда Ракета. А буквально через дорогу, в The Company, открывалась выставка Сергея Устинова. Я помню его в старые времена в качестве модели и никак не ожидал открыть его для себя в таком качестве. Работы оказались сильные. Представьте себе Тамару Лемпику, которой не просто известно о Магритте, но которая еще и мужчина. После этого можно было смело позволить себе два поздних ужина, что я и исполнил.
Andrey Abolenkin

Селигер, кокон и Рапунцель

Читал вчера лекцию на слете нашистов на Селигере. Об этом лагерном предприятии напишу отдельно, а пока вспомнил о колонке, написанной года три назад для одного буржуазного журнала. Она как раз о связи политики и потребления. Вот такая:

Гнездовье Рапунцель

Как не дивиться умению сказочников захватить внимание единственной фразой. Напишут: «…У одной бедной женщины не было детей», - и читатель попал. Почему не было? В каком смысле – «бедная»? Где она их, детей, теперь возьмет? И на черта они ей сдались? На все будет получен ответ, лежащий, конечно же, за пределами всякой логики. Да и кто станет искать логику у братьев Гримм? Разве что последователи Юнга. Вот и пусть себе – «Позолота сотрется, а свиная кожа останется…», как сказано в другом не менее важном источнике.

 

Пальма первенства по бытовой магической логике принадлежит, кажется, истории про Рапунцель. Дело здесь даже не в том, что имя героини означает овощной колокольчик (ага!). И не в выколотых глазах скотины-принца. А в том, что в сказке была предложена чудесная система коммуникаций, ставшая по-настоящему актуальной только сейчас, через 150 лет после создания. Первыми на свет ее вытащили компании, работающие на стыке моды и социологии, - они связали внутренний мир с внешним через систему покупок.

 

Года два назад агентства, занимающиеся прогнозированием модных тенденций, стали попеременно включать в свои рассылки тему «Кокон». Работают они по туманному принципу оракулов, т.е. с не меньшим успехом и внятностью  этот тренд мог быть назван «Кукиш». В любом случае, для расшифровки требуются специальные сумасшедшие пифии, вроде вашего покорного слуги. Однако, по мнению тех же агентств, Кукиш показала нам как раз общественная жизнь, прикрыв для большинства желающих любую возможность в ней участвовать. В результате чего возникает Кокон, а из него – интерес к серому, «дутым» предметам, рыхлым фактурам, укрупненным плечам, колерам без агрессии и драпирующимся силуэтам… Каков пассаж?!

 

Объяснять нам про кокон – все равно, что читать лекции шелкопрядам о шелке. Позади времена недоброй памяти волюнтаризма, когда олигархи диктовали мнения подведомственной прессе, а оголтелые стариканы скандировали на улицах: «Банду Ельцина под суд!». Окрепшая демократия занялась правами личностей en gros, а отдельные их (личностей) представители занялись починкой корыта. Во многих случаях корыто представляет собой редко используемую кухню за 80 тыс. Евро, поиск никому не известной (!) шикарной гостиницы на острове, кулинарные курсы в пьемонтских монастырях, скачкИ и нырки в самых невообразимых местах. В идеале – никому не известная духовная практика, которая вдруг и как-то начинает приносить безумные деньги. Работа не выходя из дома, а дом за забором, а посреди чего забор – вам завтра по ТВ расскажут.

 Collapse )

Одним словом, идет активное наращивание внешнего кокона и обустройство в нем гнездовья. Все внимание устремлено в микрокосм, причем при пристальном рассмотрении оказывается, что эта система требует для обустройства не меньше средств и усилий, чем создание бизнес-империи. Шизофренический процесс; сродни той норности, что приключается со многими дамами месяце на 7-8 беременности в предчувствии момента, когда эпидуральная анестезия может оказаться ценнее спасения души. Аналогичный случай описан в «Рапунцель»: будущие родители, не в себе от ожидания, обменяли у ведьмы неродившуюся дочку на пучок салата. Дальше – еще интереснее. Старуха-вуайеристка, безо всякой корысти, сажает девочку по достижении зрелости в домик на дереве. Без окон, без дверей. И приходит только полюбоваться на нее и утвердить свою власть.

 

Как раз здесь и возникает знаменитая схема Кокон-Кукиш (или «К2К»). Коммуникация осуществлялась посредством универсальной формулы: «Рапунцель, Рапунцель, проснись», - инициировала контакт ведьма. «Скинь свои косыньки вниз!». Взгляни, мол, ведьмам и фактам в лицо. Не знавшая худа немецкая девушка скидывала косы, по которым к ней и поступала вся информация из внешнего мира в виде безумных старух, соблазнителей и лесных клещей. Это прямо-таки мечта всех прогрессивных участников рынка, которые помешались на experiential consumption. И речь не об оргазме от процесса покупок, в стиле Уорхола, а о потреблении, основанном на ощущениях, буквально – восьмом чувстве за деньги. А для него хорошо бы отрастить новый орган, совсем как у Рапунцель.  Ах, чтобы ей, неразумной, не оставаться с таким тюнингом в своем экологичном Коконе, окончательно забив на все прелести окружающей агрессивной среды.

 

Однажды, при несанкционированном доступе, система дала сбой, что выразилось в отрезании волос, выкалывании глаз и внебрачных близнецах. Вооруженные знаниями об особенностях К2К, современные потребители относятся к безопасному гнездованию куда как с большей тщательностью. Стенки вообще не должны привлекать внимание, передавать информацию и вызывать возмущение среды: это недешево, но экологично и, главное, безопасно. Замкнутая система, которая ничего не производит, но ничего и не выбрасывает, чтобы соседи (или надзирающие организации) не завидовали.

 

К этому же нас призывает и новая мода, в которой неожиданно был обнаружен новый источник социальной ответственности. Осторожность коснулась даже молодежной моды, и вот уже сексуальным считается не облегающий, а скрывающий силуэт. Стоит ли после этого удивляться, что домашние халаты из викуньи за 5 тысяч продаются активнее вечерних платьев, а на неброские пластиковые сумки открыта запись на несколько месяцев вперед. Идеальный случай – когда сумка настолько неприметная, что про ее крутизну знают человек 50 во всем мире. К ведьмам демонстративное потребление! Свои косы дороже денег.

Andrey Abolenkin

Обзор сезонных показов - Часть первая

Предлагаю первую часть своей колонки в журнале PROfashion с описанием завершившихся сезонных показов.


Зачем?


На завершившихся в Москве сезонных показах прет-а-порте лучшие коллекции не имели к прет-а-порте почти никакого отношения. Только семи-кутюрные дефиле, пожалуй, внятно отвечали на вопрос: «Зачем?», которым вновь, после десятилетнего перерыва, сопровождаются сезонные демонстрации достижений отечественного дизайна одежды. Вот уж не думал, что мне придется это когда-нибудь писать. Однако, этот вопрос задается абсолютно всеми сторонними людьми, попавшими на недавние шоу Недель моды - их никак не устраивает мысль, что производством, даже мелкотиражным, можно заниматься ради красоты процесса. Для инсайдеров вопрос звучит иначе: «Куда?», как в песне Шуберта из «Прекрасной мельничихи». «В движенье, в движенье весь мельника покой». Так у них, у мельничных подмастерьев, принято - регулярно куда-то стремиться. Все же приятно, когда стремление обращено к конкретной Прекрасной М, и именно таким знанием клиентской судьбы своих вещей порадовали Елена Супрун и Татьяна Парфенова. Первая никогда не скрывала, что занимается именно «высоким шитьем» (на ее этикетке уже лет 15 значится “Couture”) и коллекция Дома в этом сезоне была превосходной: наполненной красивейшими вещами, любовью к изысканному ремеслу и уверенностью, что все это найдет потребителей. Почти те же слова можно адресовать и Т. Парфеновой, которая вновь представила коллекцию, наполненную намеками на работы предыдущих сезонов. Впрочем, впервые за много лет в Москве ею были показаны вещи настолько питерские по духу и силуэту, что даже от фотографий иногда становилось зябко. Главным же кутюрье на московских показах по праву стал В.М. Зайцев. Даже во второй, «некутюрной», коллекции он сумел ясно сказать, что главное – творчеством заниматься, а уж клиенты найдутся. Его вещи стоят над модой и апеллируют к более устойчивым, художественным, ценностям, а тенденции… Тенденции сейчас в любом торговом центре. Вы вот попробуйте превратить валенки в предмет национального прикладного искусства. Удивительно, с какой скоростью российские дизайнеры, так и не став русскими, из молодящихся итальянцев поголовно превратились в немолодых французов. Некоторые коллекции были похожи на набор кукол вуду, созданных на погибель Роллану Муре. Если бы потребовалось описать сезон в нескольких словах, то вот они: складчатые морские гады. Панцирей, углов, глубоких складок, устрашающих выделенных плечей и выносных (не иначе как хитиновых) элементов было, как на корейском рыбном рынке. Редко встречалась только органичность приготовления; некоторые коллекции были похожи, скорее, на упражнения в заданной теме, чем на авторское высказывание. Очень типичным тут может стать пример Даши Гаузер, которая сохранила образ, но напрочь утратила органику предыдущего сезона. Эти правильно, но с неизвестной целью расчерченные вещи, загруженные архитектоникой, стали для меня символом всех неотвеченных «куда» и «зачем» этого сезона. Надо отметить, что у этого дизайнера есть система масс-маркет дистрибуции, которой не была адресована ни одна из вещей коллекции. Также, как не прозвучала и заинтересованная прямая речь. Выбирая между творчеством и продажами, пусть и призрачными, множество российских дизайнеров в этом сезоне остановились ровно посередине и развели руками. Куда, мол? К красивым или к умным? Не слишком органично попыталось адаптировать новую для себя стилистику и Ю. Далакян. Отказ от утяжеленного силуэта прошлых сезонов не может не радовать, но вечернее платье с карманами кажется мне уж слишком большой уступкой, и не факт, что в сторону клиентов. Прямо противоположный пример – самый примечательный дебют сезона, марка St. Bessarion. Интересная, но отнюдь не универсальная стилистика изначально адресована клиентам престижного московского мультибренда, а потому имеет счастливое будущее. Вновь повернулся лицом к своим поклонникам и Макс Черницов, который в своей женской коллекции создал вещи с заявкой не на массу, а на культовость, что наконец-то уравняло ее по энергии воздействия с мужской линией.