Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Andrey Abolenkin

Папа стиля

Я всегда точно знаю, какой сувенир мне хочется из Рима. Сам отправляюсь и отправляю всех знакомых в район Пантеона, на улицу сразу за церковью Maria Sopra Minerva. Там квартал, который заменяет католическим прелатам Третьяковский проезд, и его краса и слава – «Гамарелли», ателье римских пап с 18 века. Тамошние епископские лиловые (или кардинальские красные) носки, длинной в колено, я считаю лучшим подарком. Вот только белые гольфы, как папы носят, в продажу не пускают, берегут для дорогого клиента.





Фасад ателье "Гамарелли"

Рассмотреть папские аксессуары в деталях могли все зрители, интересующиеся модным кино. В сериале «Молодой папа» они изображены очень правдиво. Если не считать того, что после Второго Ватиканского собора и, в особенности, понтификата Иоанна-Павла II никакой бросающейся в глаза роскоши облачений стараются не использовать. Никаких вам золотых венцов, россыпей изумрудов, а уж тем более – выезда на переносном троне. Впрочем, такая избыточность полагалась по сюжету. В остальном же художники точно придерживались традиции. Поля шляпы-сатурна пошире, да приталивание поэлегантнее, вот и все вольности.



Без приталивания было никак не обойтись, поскольку у авторов по задумке был секси-папа и им нужно было с выигрышной стороны продемонстрировать выбранного на эту роль секси-актера, Джуда Лоу. В одном из самых дорогих в истории мини-сериалов для этого нашлись правильные средства: масса ручной работы лучших мастерских, включая ватиканских поставщиков, и стилистические заявления. Если уж спортивный костюм, то кашемировый, если папские алые туфли, то спецзаказ от Лубутена (отсюда их нехарактерная красная подошва), если очки или одежда папского окружения, то Армани. Впрочем, Лоу сам себя прекрасно демонстрирует и без оправы – охотнее чем он, в кино раздевается, пожалуй, только его друг Юан Макгрегор.



Случился повод и в этот раз – медитативное купание и шикарный эпизод с облачением в церемониальные одежды с предварительным занятиями пилатесом в белых трусах La Perla (под песню I’m Sexy and I Know It). Впрочем, чтобы избегать резкого пятна по картинке, художники не используют ничего вульгарно-белоснежного. Это, скорее, слоновая кость, и такая тщательная проработка визуальная ряда характерна для работ режиссера Паоло Соррентино.

Collapse )

Andrey Abolenkin

Красавица-смертушка



 

Вообразите, что по средневековой Европе слегка прошлась чума. Никакой особенной трагедии - так, немного покосила, будто партерный газон, чтобы потом быстрее и гуще росло. Выжили, по стечению обстоятельств, только те, кто вовремя принял буддизм, в знак чего им выдали накладные косы, украшанные грузиками от маятников из монгольских кабинетов физики (понимаю, представлять становится все труднее). И вот, эти самые выжившие новоламы подбрили лбы и вышли на опустевшие площади обозревать расчищенный мир. Ни о чем дурном не помышляли. Ну, разве что о том, что арендная плата вряд ли в ближайшее время будет повышаться. Чтобы было легче представлять, в конце я поместил видео, посколько именно такой мне представляется сказочная мизансцена недавнего показа Светы Тегин. Извините, чем богат: грибов в поддержку вашей фантазии прислать не могу.

Я, признаться, шел на показ без большого энтузиазма. Название (New Flappers) и имидж в стиле ланговского "Метрополиса" с неизбежностью обещали новую встречу с 20-ми, арт-деко, жесткой геометрией и переработанным ретро, за которыми в прошлом сезоне мне не удалось разглядеть любимого модельера. К счастью, все оказалось с точностью до наоборот: коллекция представляла собой торжество фирменного тегинского стиля и приемов. "Гибель богов" Висконти и сметрный дух 30х? Да, возможно. Но уж никак не чарльстон. Очередного набора заниженных талий или конструктивизма, знакомых по прошлогодним подиумам, я бы не вынес. Хотя голая Джозефин Бейкер в финале, положительно, мне бы очень понравилась, если уж говорить о сильных женских ретро-образах, которые всегда составляли основу подачи Тегин.

 


Collapse )
Когда Тегин выступает на своем поле, равных ей сыщется немного. Вот и сейчас она представила одну из самых сильных коллекций этого сезона. Как обычно, чудесно сработала команда. Постановку шоу (муж автора, Алексей Тегин) вы сможете увидеть сами в записи. Это было, на мой взгляд, единственное эффективное использование большого зала показов за весь сезон - с овладением пространством и всесторонней демонстрацией. (Даже чудесный показ Т. Парфеновой здесь ему уступает). На записи вы не услышите, что кроме звука шагов саундтрек еще наполняют будоражащие эфирные шумы, но на зрителей они производили такое впечатление, что они даже аплодировать опасались, чтобы не вспугнуть атмосферу. Также вы, почему-то, не услышите, как ревел от восторга зал в финале шоу. Да и финал был один из немногих "с невестами": почему-то акцентные образу в конце шоу совсем не случаются в этом сезоне. Стилизацией, как обычно, занималась великая Галя Смирнская, а прически делали мастера Ирины Барановой.


К любимым приемам Тегин - трикотаж, отделка мехом яка и перьями, галифе, платья в пол, открытые спины с глухим передом, пелерины со стоящим воротом - добавились в этом сезоне новые. Вот, скажем, дубленок мы у нее еще не видели не разу. Конструктивная работа в этот раз не бросалась в глаза как визуальная основа, как и положено во времена, на которые ссылается дизайнер. Однако самым увлекательным было следить за превращениями горизонтальной полосы. Для меня с этим не сравнится никакой "Клуб кинопутешествий". Вначале она появилась красной отделкой на очаровательном (также новом для тегиснкого стиля) платье. Потом прошло в трикотаже. Затем - бархатной отделкой подола и накладными элементами на талии пальто. А после вовсю зазвучало в газовых чехлах, которые подводили к образам финала. И потом снова ушла в отделку.

 

Я же ушел в полном удовольствии и решил больше на показы и вечеринки в этот день не ходить, чтобы не вспугнуть ощущение. Мы дивно провели остаток вечера за беседой в ресторане, а по какому случаю я шлю привет mila_raketa_com А также marfedor

Andrey Abolenkin

Бессарион: святой и несвятой

Многим, вероятно, памятен не только интереснейший последний показ Бессариона на РФВ, но еще и задержка с его началом. Чуть меньше людей слышали отголоски скандала, с этим опозданием связанного - попытки задержать вещи коллекции, некрасивые сцены и прочий драматик. Примерно в это же время Icons Group распространяла оставшееся без внимания сообщение об официальном увольнении Бесо Размадзе с поста креативного директора. Тогда же от самого дизайнера поступала информации о смене названия марки на Bessarion (ранее он создавал коллекции под маркой St.Bessarion).



Похоже, ситуация получила продолжение, о котором я узнал из разговора с PR-директором Бессариона. Как уже не раз случалось с ведущими российскими дизайнерами, речь идет о правах на имя. Поскольку брендов в настоящем смысле слова в российской моде почти нет, имя дизайнера считается неразрывно связанным с его творчеством. Неразрывно до такой степени, что часто о надлежащей регистрации или договорном закреплении прав на его использование автор дизайна задумывается не всегда. В итоге, при любом обострении отношений с финансирующей стороной возникают неприятные ситуации: автор есть, а право называть его именем (или творческим псевдонимом, как в описываемом случае) одежду может оспариваться кем-то другим.

Чтобы не затягивать с подробностями, изложу основное. Бессарион теперь работает под маркой Bessarion. Права на использование марки St.Bessarion сейчас оспариваются и в настоящий момент под этим названием выпускается одежда какого-то другого, непонятного мне, автора. Кажется, ситуация осложняется еще и тем, что часть дизайнерских разработок Бессариона осталась в распоряжении компании, которая претендует на название ST. Bessarion. Чтобы вы окончательно не запутались, уточню, что последняя к дизайнеру Бессариону Размадзе уже полгода не имеет никакого отношения.

Так что если вы поклонник творчества этого художника, к которым я себя причисляю со времени его дебюта, стоит обращать внимание на буквы в названии. Желая приобрести продукт любимого автора, помните, что он теперь официально не святой. Это важно иметь в виду, поскольку в Москве сейчас распространяются вещи под обеими марками. Так, например, недавно Бессарион открыл корнер в ЦУМе. Его показ, по-прежнему, намечен как закрывающий на РФВ. Одежду под оспариваемой маркой, кажется, можно видеть сейчас в "Весне". На фотографии ниже (финал первой коллекции) логотип приведен в старом написании.

Andrey Abolenkin

Метро в парандже




Метро в Москве стало new cool. Для многих спуск по эскалатору больше не означает нисхождение по социальной лестнице. Поясню, если вы не знакомы с ситуацией, – московское расслоение до недавнего времени проходило не только на поверхности, но и по уровню асфальта. А московское расслоение – это вам не шутки; думаю, ближайшее место, где оно так же ярко проявляется, находится в Бомбее. В этом отношении ничего не изменилось. Даже уличное движение не ухудшилось – все тот же пробочный ад. Исчезло лишь ощущение неудобства в чужой и потенциально враждебной среде подземки. Вам приходилось ненароком подглядеть, как знакомый в задумчивости ковыряет в ухе? Вот, примерно, такой же неуют вызывали раньше случайные встречи со знакомыми в метро. Сейчас все попроще – ковыряние стало нормой.

Вечером на центральных станциях появились по-вечернему одетые люди, которые объезжают пробки и не пытаются отгородиться от окружающих газетой или книгой, словно щитом. Разумеется, люди с персональным водителем привычек не поменяли и по-прежнему готовы тратить полтора часа на 10-минутную дорогу. Остальные чувствуют себя под землей почти комфортно, будто выехали в Лондон,  и довозят к месту назначения свой неизбежный московский снобизм практически без царапин. Люди, приходится это признать, не изменились, метро и пробки остались прежними, появился только новый защитный слой. Его можно приписать исключительно одежде, а потому – обсудить в этой колонке.

Стремление защитить себя от чужого любопытства просматривалось в европейской моде уже с прошлого года. На ум приходит сразу несколько радикальных примеров:  Марджела прошлой весны или Comme Des Garcons этой осени. Закрытые лица на подиумах венчают тенденцию, которая имеет массу иных, практичных, применений, из которых главное – сообщать как можно меньше о личности владельца одежды. Скрывается реальный силуэт, темперамент, статус и намерения, на поверхности остается лишь костюм, который можно «наклеить» на кого угодно. Похожим образом изменилась и «парадигма сексуальности»: сейчас провокативным считается не показывать, а скрывать. Такие правила «новой демонстративности»: одежда говорит теперь громче ее обладателя, причем не его голосом, а от лица дизайнера.

В историческом прошлом моды такой подход применял Диор (а вслед за ним – Ив Сен-Лоран), и пытался не применять Баленсиага. Однако в 50е это не был вопрос выбора: в то время женский наряд или макияж просто не было принято соотносить с самой женщиной. Поэтому самым близким аналогом описанной защиты от чужих глаз, когда все личное глубоко упрятано, можно назвать паранджу. В массовом сознании этот мусульманский наряд ассоциируется исключительно с угнетением женщин. Судя по всему, сами мусульманки так не считают – для них это вовсе не символ бытового насилия, которое ни одна из культур не одобряет. О спасительных удобствах этой одежды, создающей не тюрьму, а ограду, сообщают также почти все европейские путешественницы, которые по разным причинам выбрали ее для поездок по Ближнему Востоку.

Интересно, что тенденция создавать из европейского костюма эмоционально-защитную оболочку проявилась как раз в момент острого обсуждения экспансии мусульманских символов в городскую среду Старого Света. Недавний швейцарский референдум о строительстве новых минаретов, запрет на хиджабы во французских лицеях, споры об использовании христианских символов в английских и итальянских смешанных школах – лишь малая часть примеров того, как европейская культура в муках перестает быть исключительно «белой». Исламская часть населения не проявляет никакого стремления к ассимиляции и все более очевидно утверждает собственные моральные и поведенческие нормы. На этом фоне образ паранджи как самой актуальной реакции на внешнюю агрессию не должен никого удивлять - в 5 или 12 веке вчерашние барбаризмы тоже превращались во вполне освежающие тенденции.

Европейский индивидуализм, похоже, дышит на породивший его ладан. Вместе с ним уходит идея использовать одежду для самовыражения и создавать индивидуалисткий дизайн. Мода последовательно перепробовала минимализм, маркетинговый креатив, нейтральный casual и наконец, остановилась на собственной интерпретации коллективизма: одежда либо помогает войти в группу, либо защититься от ее назойливости, вот и вся коммуникативная роль. Собственно, ее не больше, чем у моллюсков: раковина – для ученых, мягкая внутренность – для обладателей устричного ножа. В России от коллективистской морали еще не успели отвыкнуть. Точнее, к индивидуализму никто и не привыкал. Даже внедрение «корпоративной этики» служащие восприняли с обреченностью очевидцев татаро-монгольского ига. Во всяком случае, куда легче, чем нормативное внедрение европейской моды в петровские времена. Да и на метро теперь не так травматично ездить, если накинуть европейский аналог паранджи и привыкнуть к другим проявление мульти-культурного коллективизма: разглядыванию, беседам на весь вагон, еде и телефонным разговорам там же. Кажется, частная жизнь для многих начинается теперь только с домашних тапочек. Или рентгенограммы.