Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Andrey Abolenkin

Дядьки в юбках

 
Я пожил в стране, где словом «лунги» обозначают не несколько чашек кофе, а мужскую одежду. И упаси вас Бог назвать ее юбкой. Юбкой она, по сути, и не является, скорее – парео. У килта с юбкой куда больше сходства, но так же мало шансов на формальное признание родства. Все мужские бикини и корсеты, которые мы видели в показах этим летом (об этом я писал под названием "Дядьки в майках" abolenkin.livejournal.com/8002.html), по большей части так и остаются подиумным предложением. Или участью тех, кто зависит от моды для самоутверждения или по профессии. Настоящая же потребность подавляющей части покупателей мужской одежды – чтобы ничего не менялось и не вызывало вопросов. И европейцы, и индусы одинаково не хотят ходить в юбках. Даже если они их и носят постоянно.
 
Ой, ну что это я с места в карьер, про моду. Об этом попозже: у меня накопились материалы про национальные дизайнерские Федерации и проч. Рассортирую и выложу потом. Дайте-ка немного похвастаюсь поездкой. Каждый год я на несколько недель выбираюсь в Кералу на аюрведический курс и живу там, как у Христа за пазухой (теплой и душистой). Весь этот штат пронизан сетью каналов и заводей, и жизнь течет так же неторопливо. Есть два признака того, что ваш курс протекает успешно – хочется петь и не хочется ничего другого: все, что нужно для счастья, находится на расстоянии пары метров от вас. Ни переездов, ни впечатлений, ни, иногда, даже желания дойти метров тридцать до океана – ничего. Лечебный кокон довольства и спокойствия.
Даже о меню не нужно думать – об этом уже позаботился доктор. Каждый раз я укладываю пару костюмов и туфли на тот случай, если случится выйти на формальный ужин. Потом ругаю себя дураком, поскольку этого не случается никогда. Лишнее, оставим все вылазки до Москвы. А пока ни телефонов, ни приглашений, ни писем, ни планирования: все, что нужно, уже спланировано за тебя. И в Москве я какое-то время, пока не расплескаю ощущение, продолжаю смотреть на происходящее, будто из окна трамвая – неторопливо, отстраненно через толстое стекло. Шикарная тягучая лень-истома, как у Мандельштама в "Есть иволги в лесах...", только с ветерком и повлажнее.
День начинается с того, что пара индийских парней с руками невероятной силы несколько часов переиначивают твое тело на новый лад: мнут и перекраивают, натирают и обмакивают в масло, купают и выжимают. После массажа, «тонических стихов единственной меры», сутки так и катятся – от йоги до неспешных лодочных прогулок. Все это время с тебя буквально сдувают пылинки. В этом году я пожил на острове посреди озера Вембанад, а потом на некоторое время поехал вглубь штата, в птичий заповедник, и перетащил туда своих массажистов. По глупости не запасся биноклем, но в отеле мне выдали старинный театральный. На удивление сильный: думаю,в старые времена из партера можно было рассмотреть, проэпилированы ли у балерины ноги.
В Индии эта оптическая способность мне не пригодилась, но пару дюжин видов птиц я мог наблюдать прямо с веранды своего номера – он, как ложа бенуара, выходил на птичью заводь. Некоторое время в отеле провел пожилой английский джентльмен, бывший скрипач-любитель, знакомец покойного Ойстраха, и также бывший работник всяческих международных организаций. Он профессионально наблюдает за птицами и, как многие сейчас, только ради этого путешествует. Его подчеты встреченных у отеля видов перевалили за 50, хотя сезон только начинается. Ну, а я понаблюдал еще и за дядьками в юбках. Ой, простите, в лунги. Любопытно, что чем интенсившее расцветка лунги, тем ниже социальный статус ее обладателя. У цыган и уборщиков встречались прямо-таки западно-африканские колористические сочетания. Нет, все-таки активные решения в мужской моде – не барское дело, с какой стороны ни посмотри.
Andrey Abolenkin

Империя - Часть 1

В предыдущей записи я уже писал о правительственном проекте развития легкой промышлености в России на ближайшие 12 лет, а также обещал прикрепить текст своей колонки в PROfashion на эту тему. Что и делаю сейчас (см. ниже). Меня по-прежнему занимает пугаюшая имперская красота решения: уничтожить конкуренцию, чтобы решить вопрос о неконкурентной отечественной продукции. Сегодня я заметил, что имперские темы волнуют не только меня.

Открыв свежий номер журнала "Афиша", я увидел обложку и интервью с неким дизайнером Гошей Р. Он назвал коллекцию "Империя зла" и единственным фэшн-заявлениям (судя по материалу) сделал агрессивные надписи на футболках. При этом ему не нравится, что его вопринимают как сторонника тоталитаризма. Что еще о нем можно сказать при использовании тоталитарной символики в агрессивном контексте, не неясно, но станет яснее, когда на днях посмотрю вещи. ВОзможно, это как раз тот тип авторов, о котором я писал, отвечая про Бегбедера (http://www.moda.ru/content/kak-vy-otnosites-k-99-frankov-begbedera-i-v-chastnosti-k-ozvuchennomu-tam-otnosheniju-k-mode). Сообщу о результатах на днях (здесь: http://www.moda.ru/content/gej-gop-imperija-oblozhka-zhurnala-afisha-%E2%84%962-sg*.

А вот, собственно, текст колонки:
Там, где слышен крик совы
Всем будет приятно узнать, что легкая промышленность у нас есть. Не компании, работающие с одеждой и обувью, не тканевое лобби, а отечественная Легкая Промышленность, которую отечественное же Правительство намеревается стратегически развивать как минимум ближайшие 12 лет. В настоящий момент ее предприятия отвечают за 1 (один) процент промышленного производства и примерно 15 процентов оборота соответствующих товаров в стране. Массовая доля домашней продукции (особенно по тканям) несколько выше, что говорит о ее дешевизне. Если вычесть отсюда необработанные ткани и технический текстиль, вызывающие законное уважение, но неподходящие для разговора в этом журнале, цифра получается настолько исчезающее малой, что первый абзац этой колонки мог бы стать и последним.
С этим явно не согласны авторы опубликованной "Стратегии развития…" отрасли до 2020 года, которые уделили теме 120 страниц. В конце концов, речь идет о растущем по 10 процентов в год рынке, стоимостью минимум в 1.5 триллиона рублей, а еще о стратегической отрасли, не обеспечивающей сейчас и четверти мобилизационных потребностей. Иными словами, если завтра война, то должное число портянок (которые французы со времен Березины почтительно именуют chausettes russes) и палаток своими силами поставлено не будет. Не говоря уже о генеральском габардине. Все ввозится: стоимость импорта только за 2007 год увеличилась с три раза. А что вывозится, с падением спроса на лен и прочие актуальные со времен "Евгения Онегина" "… лес и сало", сложно даже и предположить; торговая структура по-прежнему самая кособокая и многих слов все еще "на русском нет".
Поневоле приходит на ум, что "Стратегия реанимации…" была опубликована ранее и просто прошла мимо внимания. Однако, нет: вместо оживления покойницу решили подгримировать (инновационная стратегия) и всем итальянским операм назло выпустить на ярмарки для сбора средств. Благо, она там хорошо известна - около половины товаров легкой промышленности в прошлом году было продано на вещевых рынках. И пока она всех не обойдет с необработанным фетровой заготовкой вместо шляпы, следует стоять молча. В этом, главным образом, и заключается смена парадигмы: если раньше отечественное производство дополняло импорт, стремясь составить ему конкуренцию (такое стремление именовалось "импортозамещение"), то сейчас предлагается допускать безвозбранный ввоз продукции только в том случае, если такой ассортимент местными компаниями вообще не осваивается.
В поддержку такого плана приводятся два достоинства отечественной продукции: она не наносит существенного вреда здоровью, а при негодности ее легче заменить. Преобладание импорта объясняется серыми схемами ввоза и тем, что "сегодня рекламируется в основном импортный товар". Осталось совсем немногое: подавить всех аплодирующих морских свинок в брезентовых мешках и немного улучшить внешний вид продукта. Это один из лучших моментов документа: утверждается, что Россия занимает лишь второе место (после европейских стран) в качественной ассортиментной структуре мирового рынка, поскольку "только находится на пути к Индустрии моды". Чуть ниже упоминается дизайн, а еще в одном месте - двухгодичное отставание упомянутой Индустрии моды от мировых тенденций. В обоих случаях написано с большой буквы, как слово "Добродетель" в романах 18 века.
Такое уважительное отношение к моде невозможно оставить без внимания и комментария. На моей памяти это вообще первое упоминание этого слова в официальных документах, да еще и в форме целевой программы. Другое дело, что цель этой программы – привлечь к уплате налогов 650 миллиардов рублей теневого рынка и все деньги, которые удастся получить в процессе предполагаемого увеличения производства (в 2-3 раза). По-человечески это очень понятно, но мне совершенно не интересно. В конце концов, мы на многое смотрим с разных точек зрения: Правительству «нецивилизованным» видится рынок с высокой конкуренцией, а мне кажется странным планировать заградительные меры и одновременно ожидать участия «в международном разделении труда» или притока инвестиций. А еще того страннее – не упомянуть ни разу, какое количество людей находят пропитание и единственную возможность одеться на этом самом «теневом рынке», не ожидая помощи от государства. Радует уже то, что никакой «государственной моды» не планируется.
При этом делается ссылка на бразильский опыт и ставится задача увеличения экспорта хотя бы до скромных 3 млрд. долларов. Даже на внутреннем рынке (который через 10 лет на половину должен быть заполнен внутренней продукцией) конкуренция видится авторам в среднем ценовом сегменте, где соображения доступности одежды не так важны, как ее престижность. Чтобы создать престиж марке «Сделано в России» недостаточно упомянуть два раза моду и ни одного раза – ее создателей. Странно об этом напоминать, но единственный способ придать глянец местной индустрии – повышение международного и внутреннего реноме дизайнеров, которые ведут ее за собой. Сперва стоит завести или восстановить что-то уникальное, требующее защиты, а потом начать защищать, памятуя печальный европейский опыт.
Кому пришла в голову нездоровая идея, что компании, которые при конкуренции практически отказались работать, после уничтожения конкуренции вдруг вспомнят о совести и немедленно начнут производить конкурентную продукцию? Да еще и инвестировать собственные средства (как это предполагается в проекте) в исследования? Одним словом, потребителям (несмотря на все уверения авторов, которым так противоречит заявленный протекционизм) не светит ничего хорошего, готовьтесь любить отечественное. Ну, что-то колонка получилась слишком серьезной. А что вы хотели? Стратегия развития, это вам не птичка начирикала. Больше похоже на крик совы.
Andrey Abolenkin

Приготовьтесь любить российское



Не так давно я ознакомился с проектом "Стратегии развития легкой промышленности до 2020 г.", опубликованным Министерством промышленности, и подумал, что это может быть удачной темой для первой записи в блоге. Полный текст документа можно посмотреть по этой ссылке:
http://www.minprom.gov.ru/activity/light/strateg/2 Это предложения по национальной целевой программе, которая по задумке авторов должна превратить Россию в мировой центр производства одежды и обуви. Граждане получают забытую радость общения с отечественным продуктом, а государство - налоговые поступления, а лоббисты - субсидии, ради которых, надо полагать, проект и задумывался.


Такой результат предлагают получить довольно нехитрым способом. Прежде всего - ограничить импорт. Тотально. Не только серый, но и легальный - во всех случаях, когда в соответствующей категории хотя бы теоритечески возможно местное производство. Аргумент следующий: конкуренция с импортом - признак "нецивилизованного" и "неотрегулированного" рынка, которая мешает покупателям оценить всю прелесть отчественных товаров. Надо полагать, они приобретут невиданный блеск и качество после введения таможенных заграждений на ввоз, как российские автомобили.


Вопрос о том, нужно ли вообще в этой стране возрождать массовое швейное производство (уже много лет как мертвое), которое будет существенно дороже, чем в третьих странах, и предсказуемо хуже, вообще не рассматривается. Также ничего не говорится о национальной моде (хотя слово "мода" пару раз упоминается, что уже большое достижение), от престижности которой зависит престиж местной массовой одежды. Дизайн и технологичность отнесены к числу качеств, которые нужно улучшать, но, похоже, любовь к отечественному предлагают вводить без вазелина, просто ограничивая возможность выбора.


Памятуя истории о том, как закупленные государством в конце 80х технологические линии через год-два были перепроданы предприятиями в Турцию, а также с учетом курса рубля, никаких особенных трат на закупку технологий не предполагается. Только собственные средства компаний и внутренние разработки. Массовое переоснащение не проводилось давно, кадров нет, что такое рабочая совесть, стоит вообще забыть, ткани, приклады и фурнитура тоже на деревьях не растут. Прогноз, короче, не самый утешительный.


Подробнее я пишу о проекте в своей постоянной колонке в журнале PROfashion. Прикреплю текст через пару дней, когда он будет опубликован (Прикрепил, можно увидеть здесь).