Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Andrey Abolenkin

"После" наступило вчера







Когда слышишь вопрос о «моде после пандемии», всегда проникаешься гордостью за человеческую природу. Сам вопрос предполагает веру в волнующее «завтра», которое сменит неуютное «сегодня».  Под каждую телегою лежат рабочие, служащие и самозанятые, которые обсуждают прелести простой жизни среди стихий и будущий город-сад. Или палисадник. Или цветочный горшок, всякий по своей амбиции. Ограничения уже сейчас формируют новые покупательские привычки.








Маркетологи почти убедили нас, что жизнь под телегой и прочие ограничения – это не лишения, а преимущества здорового потребления, возможность подумать о главном. Возникла новая чувственность, ощущения проживаются неспешно, как в внутри неброского интерьера: скромный, но свой, обжитый. Такое отношение предметам, в которые люди готовы вложить массу времени и раздумий, связать их с собственной историей и обособленностью, раньше привычнее было встретить в этнографии. Теперь все частное и индивидуальное, знаки принадлежности к месту или группе, мы рассматриваем в контексте мировых проблем. Садики да, у всех отдельные. А заморозки и суховеи общие. Люди иначе, в позитивном ключе, переживают свою принадлежность к региональной традиции, свою отдельность. Возможность отнести себя к устойчивым местным сообществам и традиции становится признаком нового престижного образа жизни.








В этом суть глокализации, региональной реакции на глобальную проблематику. Само представление о существовании единой эстетической системы, основанной на европейской традиции моды - или, шире, на античной классике – во многих частях мира воспринимают как остатки колониального или имперского мышления. Эти перемены привели к сдвигам потребительского поведения: в силу большего эмоционального заряда локальное и частное становится интереснее глобального и общего. «Непохожесть», «близость» и «независимость» стали преимуществами на cамых перспективных рынках (Индия, тихоокеанская Юго-Восточная Азия, Западная Африка, Ближний Восток), помогая развитию локальных производств и люксовых марок. Что как нельзя более к месту, поскольку за последний год стоимость некоторых видов перевозок выросла втрое.








Можно подумать, что история глобализации развернулась вспять, а за ней должна последовать и одежда. Лет 150 назад начался окончательный исход сельского населения в города, условный крестьянин из глубин Оверни вдруг превратился просто во француза. Его не отличишь по костюму, от одежды стали ждать не долголетия, а удобства и возможности ее сменять вслед за модой. В последнее время горожане потянулись из города, вновь заговорили о самообеспечении и простых радостях. По всему миру подпрыгнули цены на стройматериалы и работу строителей; на столько же снизились требования к качеству. Но проживание на селе не делает крестьянина из горожанина. Так что главный вопрос на время «после пандемии» будет такой: готовы ли мы след за образом жизни изменить способ потребления? Лично я не готов обживать твид по три года, мне в нем овец не пасти. Хипстерская мода конца нулевых, задуманная со схожими посылами,

Collapse )

Это расширенная авторская версия колонки, написанной для осеннего номера DC Magazine

Andrey Abolenkin

Николь Кидман: образ без насилия

Во время карантина до многих вдруг дошло, что им больше не хочется выглядеть идеально в глазах окружающих. Куда чаще из гардероба извлекается одежда, которая будит эмоциональный отклик или воспоминания, оцененная внутренним взглядом. Этот давно назревший переворот, который приводит моду к новой реальности, интересно обсудить на примере Николь Кидман. Вспомнил колонку годичной давности, которая очень точно описывает нынешний подход к стилю, новое право на образ.

Умеет быть какой угодно, но выбирает стандарт. И это ее право - теперь ни к норме, ни к оригинальности никого не принудить
Умеет быть какой угодно, но выбирает стандарт. И это ее право - теперь ни к норме, ни к оригинальности никого не принудить

...7 января 2018 года. Николь Кидман на сцене отеля «Беверли Хилтон» получает «Золотой глобус» за роль в сериале «Большая маленькая ложь». «Мой персонаж пала жертвой явления, которое в этот вечер мы больше всего обсуждаем. Я говорю о насилии». Слова благодарственной речи легко слетают с губ – за 30-летнюю карьеру актриса привыкла к признанию. Предмет разговора тоже привычен: десять лет она является лицом кампании ООН по борьбе против женского насилия. На ней далекое от строгости черное платье.

В черном в этот вечер большая часть зала. Также и второй муж Кидман, звезда кантри-музыки Кит Убран. Его песня стала неофициальным гимном движения Time’s Up. К нему она обращается со сцены за примером истинной любви и поддержки, которой лишены миллионы женщин в мире. «Я верю и надеюсь, что чем откровеннее мы будем говорить о происходящем, тем быстрее будет меняться ситуация. Пусть наши слова звучат». На церемонии слов о неравноправии, подавлении и насилии, действительно, звучало немало. У Опры Уинфри их хватило на невероятные в этом формате кратких речей девять минут. И все же главным символом объединения знаменитостей вокруг этой темы стал объявленный дресс-код, непривычный для ковровых дорожек черный цвет нарядов. По словам Мерил Стрип, это была яркая черная черта, отделяющая сегодня от вчера.

А еще сегодня от вчера отделяет возможность отказаться от выбора, меняться, получать удовольствие от "себя сегодняшнего"; у Кидман одно из самых пластичных лиц современного кино, но на церемониях она редко этим пользуется.
А еще сегодня от вчера отделяет возможность отказаться от выбора, меняться, получать удовольствие от "себя сегодняшнего"; у Кидман одно из самых пластичных лиц современного кино, но на церемониях она редко этим пользуется.

Голливудские стилисты до сих пор вспоминают начало того января, будто страшный сон. Известие о черном на церемонии Британской киноакадемии и белых розах на Грэмми поступили заблаговременно. Но первый раз инициатива движения Time’s Up подчеркнуть угнетенное положение женщин траурным цветом платьев поступила буквально за неделю до церемонии «Золотой глобус», второй по значимости в индустрии. Это значило, что все заказанные, утвержденные и отмерянные на звездах наряды нужно было срочно менять – искать выразительные дизайнерские комплекты в оттенке, который с легкостью делает группу людей однородной и обезличенной. Впервые так явственно в моде встал вопрос о том, что внешний облик и содержание в индустрии разошлись очень далеко. Послания о важных проблемах современности одежда способна нести к аудитории только с помощью слов, стилистических средств для этого недостаточно.

Великие дизайнеры недавнего прошлого к этим как-то справлялись. Тут можно вспомнить кровавые потеки и зияющие дыры ранней коллекции МакКуина Highland Rape. Или трогательную коллекцию Хуссейна Чалаяна о беженцах-киприотах, в финале которой модели собирали все свои пожитки, включая мебель, в небольшой чемодан, а часть уносили на себе, в виде одежды-трансформера. Теперь же важную мысль привычнее оформить надписью на майке или озвучить в сопроводительном тексте. «Политические футболки», подобные известной диоровской модели «Мы все должны быть феминистами» за 700 долларов, очень быстро стали трендом, в списке других увлечений сезона. Так стало очевидным, что собственный язык дизайна одежды, его символика не способны в настоящий момент адекватно передать чувства поклонников моды.

Слева и справа - фрагменты коллекции Маккуина Highland Rape, посвященной трагичной для его родной Шотландии битве при Кулодене; в центре - отличная иллюстрация того, как быстро теперь любая одобряемая обществом повестка превращается в предмет потребления
Слева и справа - фрагменты коллекции Маккуина Highland Rape, посвященной трагичной для его родной Шотландии битве при Кулодене; в центре - отличная иллюстрация того, как быстро теперь любая одобряемая обществом повестка превращается в предмет потребления

Сама Николь Кидман на «Золотом глобусе» может стать неплохой иллюстрацией сказанному. 

Collapse )


Andrey Abolenkin

Королева Елизавета, супергерой стиля



Удивительно, что такой антикварный институт, как наследственная монархия, может дать уроки современного отношения к стилю. Построение личного бренда, работа с узнаваемыми аксессуарами, жизнь в публичном пространстве, здоровая граница между публичными образами и частным лицом, возрастная мода, винтаж и традиционные предметы, упрощение языка - актуальнее вопросов не придумать. Важно иметь перед собой образец достоинства в костюме во времена, когда со словом queen ассоциируется, скорее, Ру Пол. Просматривая второй сезон "Короны" я вспомнил, что год назад писал с этой позиции о стиле королевы Елизаветы. Прекрасный повод прекратить лениться, выбрать иллюстрации и пополнить мой блог, где я так давно ничего не публиковал.



Если отвечать не задумываясь, кому сейчас тяжелее всего работать со стилем, то у меня ответ готов – европейским королевским семьям. Судите сами: от них ждут, что они будут символами вечного, но в современной упаковке. Они олицетворяют норму в том мире, где нормы постепенно исчезают. Каждую официальную фотографию рассматривают под увеличением, но ожидаемый идеал должен быть одновременно демократичным, без глянца и фотошопа. Выделяться считается неприличным, однако представительствовать необходимо. Отпусков на этой работе не бывает. Будто в комиксе о домохозяйках-супергероях, главная сверхспособность которых – корректность и благожелательность. Эти головоломки королева Елизавета решает дольше всех в мире, и хотя бы поэтому ее опыт достоин обсуждения.



Портреты 65 лет ее правления могут составить прекрасную классическую галерею. Примерно такой мы знаем греческую скульптуру, обозначением эталона, в котором человеческие черты считаются лишними, даже нежелательными. Конституционную монархию принято рассматривать, скорее, как должность, и тех, кто способен ее занять, судят в первую очередь по внешности. Ничего другого и не остается: личные высказывания и публичные проявления симпатии недопустимы. Если вы выглядите и держите себя, как королевская особа, стало быть, с ролью вы вполне справляетесь. Это совсем как в мультфильмах или сказках, где обо всех судят только по обличью, хороший он или плохой.



Королевская работа вообще на поверку оказывается довольно поверхностной. Это костюмная постановка, где главные герои при помощи узнаваемых всем миром символов разыгрывают историю о власти (без власти), традиции и национальных символах. Вполне естественно, что одежда играет тут главную роль, так было на протяжении всей истории человечества. Как только актер выходит за рамки амплуа и показывает себя с личной стороны, стоит ждать неприятностей. Хроники английской королевской семьи последнего века служат тому примером, от Эдуарда Восьмого (здесь мой подробный материал о его вкладе в моду) или принцессы Маргарет до принцессы Дианы (о ее стилистическом вкладе тут), принца Чарльза и почти


Collapse )


"Героинь стиля" набралось уже достаточно много - думаю, не сделать ли на это материале отдельную лекцию. Про мужские иконы стиля уже была, успешная, теперь изменения в моде 20 века можно проследить и с помощью ярких женских образов. Следите на новостями на моей странице.




Andrey Abolenkin

Арт и крафт

Меня пригласили читать лекцию на конференции по "крафтовой революции" - 6 часов нон-стоп будут рассказывать о волне интереса к ремесленным практикам и делиться опытом бизнесов. Это очень актуальное сейчас желание, собственными руками создавать свой небольшой независимый мир, который множит количества добра вокруг. А тему мне предложили совпадающую с одной из наших предыдущих лекций, о связи трендов в моде, интерьерах и архитектуре, о трендвотчинге. Об этом мое интервью организаторам, для меня эти связи - один из важных рабочих инструментов. С другими темами и материалами моих лекций можно познакомиться на странице в ФБ, я стараюсь, чтобы там было интересно.


Андрей Аболенкин:«Мы будем искать стилистические черты, создающие дух эпохи»




Один из главных российских экспертов в области моды и стиля, аналитик и fashion-консультант выступит на конференции «Креативный бизнес. Стартапы. Крафт-дизайн», которая пройдет 21 мая в Международной Школе Дизайна.

Тема лекции Андрея Аболенкина: «Со стены на платье: визуальный дух эпохи. Интерьер, искусство, мода». По каким закономерностям мы выбираем окружающую нас среду, как в моде размывается граница между одеждой внутри и снаружи, как рисунок с декоративных тканей переходит на платья, а легкий разворот окон стирает границы между улицей и домом – обо всем этом, а также исторических стилях, которые проникали повсюду – мы поговорили с Андреем Аболенкиным в преддверии майской конференции.

- Андрей, судя по названию Вашей лекции, перетекание интерьерных трендов в мир фэшн - это одна из современных тенденций?
- Cвязь моды с архитектурой существовала всегда, и тому есть масса примеров в истории. Посмотрите на ганзейские дома и на североевропейскую моду XIV века, на ампирные колонны и платья рубежа XVIII-XIX веков, на особняки зрелого модерна и извилистые линии кроя того времени: костюм подчиняется эстетическим требованиям эпохи. Зачастую связь сложнее визуального сходства: так приметы шинуазри попадали в одежду, ткани, украшения через материалы, цвета и декоративные приемы. Эти примеры вновь доказывают, что мы продаем главным образом ожидания – не отдельное декоративное или стилистическое решение, а способ организации пространства вокруг человека. И совершенно все равно,создаем мы его при помощи стен или при помощи одежды.




- Как можно вычислить эти ожидания?
- Есть простой, но действенный механизм трендвотчинга. Для меня, правда, он всегда работал в обратном направлении: я анализировал интерьеры в поисках fashion-трендов. Например, смотрел на ресторанные залы, чтобы понять, почему именно здесь люди охотно расстаются с деньгами и как на них воздействует совершенно определенный набор характеристик этого места. Например, в прошлом десятилетии был тренд на «честность», интерес к честно представленному пространству. Его главные характеристики - грамотный свет, культурная поверхность и хорошо сбалансированный объем. Можно быть уверенным, что открывая меню такого ресторана, вы не нашли бы там фаршированных глупостей, но там может быть простая картошка, ради которой были обследованы все хозяйства в радиусе 400 км. И самое главное для повара было ее не испортить. Такой же открытый подход наблюдался тогда в моде: быстрее можно было продать один классический свитер из викуньи за 700 евро, чем в ту же цену три свитера какого-то вычурного дизайна.





До «честности» былиCollapse )


Andrey Abolenkin

Лозунги о моде



"Мы хорошие, они - плохие!" Искусство наивного лозунга оказалось очень живучим. Оно не предлагает решений, но прекрасно справляется с групповой идентификацией. Чтобы об этом вспомнить, не нужно рассматривать картинки советских демонстраций или современных шествий. Можно взглянуть на подиум, где мода нашла новый способ обозначить личность - при помощи надписей. Некоторые показы недавних Недель отличались от маёвки только шрифтами, а потому о них особенно уместно поговорить в канун Первомая. Что я и сделал в материале для Culttrigger. Кроме прочего, это было темой одной из моих прошлых лекций; узнать про следующие и посмотреть разные интересные материалы можно по ссылке, на специальной странице этого курса.

Торжество типографики



Восьмого марта в Сети появились фото кремлевской башни с рукописным плакатом «Национальная идея - феминизм!». Чуть раньше можно было наблюдать феминистские лозунги в столь же непривычном месте, на подиумах Недель моды. «Будущее – за феминизмом», «Права женщин – права человека», «Мы все люди» и прочие пояснения встречались чуть не в каждой третьей коллекции. Февральская обложка Harper’s так и сообщала: «феминистские надписи – тренд сезона». Еще чуть раньше «Власть женщинам!» было написано от руки на половине футболок «Женских маршей». До этого связь феминистских призывов с модой ограничивалась граффити на телах группы Femen, участницы которой врывались на парижские показы, сравнивали моду с фашисткой диктатурой и призывали моделей не участвовать в этом борделе.



Призыв был услышан, но самым неожиданным образом. Теперь сложно найти другую область, так наполненную гражданскими и иными добродетелями, как нынче мода. Отслеживается количество чернокожих и азиатских моделей в показах. Под запретом оказались снимки слишком худых манекенщиц (на этом основании во Франции убрали с лиц рекламные плакаты Saint Laurent – провоцируют сексизм и анорексию). Отслеживаются слишком сексуальные вещи, условия производства, порядок ожидания моделей на кастингах и легкомысленные ссылки на культуру индейцев. На участие трансгендеров скоро начнут спускать разнарядки. Если вам дорого душевное здоровье, о полноте в негативном контексте лучше не упоминать. Учитывая демонстративный характер индустрии и склонность ее участников к аффектации, происходящее порядком напоминает заседание приходского совета у Диккенса.


Особенно в этом сезоне Prabal Gurung отличились - собрались в показ ввобще все лозунги, какие смогли вспомнить. И белые банданы прихватили, которые в феврале Business of Fashion предложил надевать, чтобы показать свою связь с силами добра

Это, между прочим, очень милый способ внести эмоции в моду, где они почти повывелись. Что напрямую связано с продажами. Когда марке нечего сказать и вам от ее вещей ни холодно, ни жарко, очень сложно объяснить, почему за них нужно платить. Фото звезд в Инстаграме или улучшения качества обслуживания не могут быть достаточной мотивацией. Если же покупка вызывает у вас ощущение, что с ее помощью вы переходите на сторону сил добра, это уже кое-что. Довольно скромное «кое-что», зато близкое актуальной политической повестке и стремлениям людей, которые стремятся оставить в непредсказуемой, бесконтрольной современности любой возможный след, утратить анонимность. Отчетливая разница с протестным движением 11-12 года, которое на обложке Time «Герой года» было представлено в виде анонимного протестующего. Желание самовыразиться сильнее многих рациональных соображений, вот почему сейчас без активизма и собственной формулировки никак не обойтись - они стали таким же незаменимым аксессуаром, как ранее it-bags.


Этому шанелевскому показу уже года четыре; Старый Карл, как обычно, подсуетился первый.

Политика пришла в дизайн свежей волной с показа Dior октября прошлого года. Это было одним из самых ожидаемых событий: дебютная коллекция Марии Грации Кьюри, первой женщины-дизайнера за 70-летнюю историю марки. Открывающим выходом зрители увидели футболку «Мы все должны быть феминистами» в комплекте с вышитой газовой макси-юбкой. Лозунг приобрел большую актуальность в связи с сексистскими заявлениями Трампа во время избирательной кампании.Collapse )
Andrey Abolenkin

История бомбера в картинках



Бомбер отлично иллюстрирует связь между модой и униформой. Этот армейский предмет дал главный силуэт последних нескольких сезонов и невероятные продажи. Ниже я в колонке для Robb Report рассказываю, о его истории и о том, с чего бы это нынешняя мода заговорила строевым языком. Этому же была посвящена одна из моих недавних лекций - у этой серии есть страница на ФБ, где я помещаю всякое интересное по темам выступлений, присоединяйтесь.


Мода очень далека от униформы, так кажется на первый взгляд. Форма символизирует неизменность, контроль, одинаковость. Мода связана с переменами, творчеством и индивидуальностью. При втором, более внимательном взгляде, расстояние между ними уже не кажется непреодолимым. Стоит надеть белую майку и шорты, и вот на вас уже два предмета, которые попали в современный гардероб со складов обмундирования. Дополняем комплект кроссовками и бейсболкой, и сразу понятно, что без спортивной формы сейчас тоже не обойтись. Накладные карманы, пояса со шлевками, непромокаемые ткани, двубортная застежка – чуть не все элементы одежды, связанные с удобством, были раньше форменными.



Удобство – важнейший современный наркотик. Простые радости, несложные рецепты, отсутствие принуждения к действию сейчас обозначают для людей приметы комфорта так же, как раньше это делали понятные правила и знакомые ограничения. Это стремление к неформальности мы видим в нынешней моде постоянно, оно же делает ее связь с форменной одеждой не такой заметной. Однако штатские заимствовали у военных и спортсменов не только практичные детали или декоративные элементы. Манера одеваться в целом основана на главной принципе любой униформы – объединять людей в группы и наделять отличительными признаками. Даже узнаваемая подошва смотрится теперь как награда и отличие.



Дизайнеры отказались от Collapse )

Andrey Abolenkin

Принцесса Диана: королевский стиль для каждого



В ближайшую субботу у меня новая лекция про герцога Виндзорского, мужскую моду первой половины 20 века и ее влияние на женский гардероб. Приходите, будет интересно. Поэтому тема "икон стиля", да еще из королевской семьи, для меня сейчас очень актуальна. Их одежда была веками законодательно отделена от одежды поданных, поэтому до определенного момента они входили в историю моды отдельными деталями: подвороты на брюках или пиджак бархатный. Тут я и вспомнил, что у меня в прошлом году был еще один комментарий к обложке, про принцессу Диану. Она порушила последние преграды на пути демократичности моды. Возможно, вам будет интересно сравнить этот материал с предыдущим постом про Меланию.

Принцесса Диана: жизнь на продажу


"Вог" с дианиным портретом работы лорда Сноудона появился в магазинах ровно в день объявления о ее помолвке

…Вот представьте, вы положили кусок стилтона в чемодан. В плохой упаковке. Уже и поездка окончена, разобраны вещи, сыр съеден, а память о нем жива – запах не спутать ни с чем. Так должно происходить и с «иконами стиля»: их образ и приёмы легко отделяются от хозяйки и переносятся на что угодно, сохраняя узнаваемость. Ничего похожего о Диане сказать нельзя, хотя «иконой» ее зовут чаще всего. В ее честь не назвали предмет одежды, цвет или манеру одеваться; все, что ее объединяет со стилтоном – происхождение и любовь англичан. Ее иконографический вклад куда глобальнее, она создала современный тип звездной публичности и разрушила стену, веками отделявшую королевские семьи от простых смертных.


Слева - настоящая Лора Эшли

В начале 80х титул «иконы» давали куда осторожнее, чем теперь. Последние лет десять только и нужно, что удачный рекламный контракт, а раньше для получения почетного звания даже вхождения в королевскую семью было мало. Для звания «икона» были основания, потому как стиль у молодой принцессы Уэльской присутствовал, пусть не свой и ужасный. «Лора Эшли» во всей красе: банты, оборки, рюши, мелкий цветок и кружево-«ришелье». Сумка, обувь и украшения в одном тоне, объемные рукава и высокая стойка. Все – со ссылкой на моду 100-летней давности, как с репинских портретов или нынешней обложки. Апофеоз этого стиля – ее свадебное платье, которое очень сильно подогрело интерес ко всему перечисленному под маркой «новая романтика».


New romantics бывает очень разная: есть новая, есть не очень, а бывает и вовсе из вторых рук. А если вы не знакомы с творчеством австралийского фотографа Robyn Beeche (это ее снимок 79 года слева), вам может быть интересно познакомиться

Сомнительно, чтобы это было собственным посланием Дианы миру моды. Конечно, она прошла через большую примерку в английском «Воге» (ее сестры были с ним связаны), но выбор стиля был, скорее, сословный – так одевались приличные девушки «из графств» (не путать со Sloane Rangers), будто моды и вовсе нет никакой. Со временем в гардероб приходили кашемировые сеты и твид, но детали не так важны – аристократической позицией считалось признавать существование моды, но не больше. По этому снобскому признаку отличали своих, а «запускать фасоны» казалось небарским делом. Последний раз в аристократической среде такое случалось, вероятно, в 20х годах. Потом социалистические правительства и налоги на наследство подтолкнули к новой позиции: неброская недоговоренность, некоторая нарочитая неуклюжесть или старомодность. Иногда это смотрится очаровательно, но далеко не всегда.


Тут я отобрал для вас гиперудачные примеры, хоть сейчас в журнал. Вот только в то время они воспринимались совсем по-другому и не были результатом осознанной стилизации

В те времена, да и сейчас, от истории про женитьбу на принце ждали черт голливудской сказки, как повелось со времен замужества Грейс Келли. Хотя Диана пришла в семью вовсе не от кухонных котлов, клише про Золушку и «народную прицессу» были с ней всю жизнь. При взгляде на первые публичные фото можно решить, что одежда ей подарена человеком на поколение старше. Оборки очень хорошо подходили к золушкиной истории, но не только они. Безусловным козыремCollapse )

Andrey Abolenkin

Стиль Мелании Трамп: недемократичная униформа



Как говорил мой покойный друг Андрей Мановцев, великолепный стилист, «мода – это для жалкой кучки балетоманов». И оказался совершенно прав: она занимает все меньшее место в жизни людей. Они теперь принимают решения на эмоциях, а не благодаря фактам – такое современное положение вещей. Тут мода сыграла большую роль, десятилетиями отключала рациональность выбора. Однако одновременно из нее уходили и эмоции, вместе с художниками моды. Что же осталось? Выбор униформы, пусть и под другим именем. Одну из них, которую предлагает первая леди Америки, Мелания Трамп, меня попросил прокомментировать журнал STORY в связи со своей обложкой.

Солдат старой закалки

В ленивые январские каникулы телевизоры у половины страны выключаются только на ночь. Многие потом поделились в соцсетях неудовольствием от увиденного: в точности эти же лица они могли наблюдать лет 30 назад. К наблюдениям примешивалось недовольство тем фактом, что София Ротару явно раздобыла тот волшебный эликсир, что и героиня Мерил Стрип из фильма «Смерть ей к лицу». Активнее всего проявляли неудовольствие те, у кого эфирного ТВ вообще нет. В связи с чем авторы этих нестареющих шоу им резонно возражали: не для вас наши пляски и  шутки, мы творим для другого потребителя. Которого любые перемены раздражают.




Одновременно на экранах демонстрировали кульминационные серии другого телешоу, американских президентских выборов. Многие потом поделились в соцсетях неудовольствием от увиденного: в точности эти же образы нахрапистых инвесторов и их причесанных жен они могли наблюдать 30 лет назад. К наблюдениям примешивалось удовольствие от успеха модели из Восточной Европы, которая «выбилась в люди». Или «насосала», в зависимости от позиции автора. Активнее всего образ Мелании Трамп обсуждали те, кто далек от моды. В этом случае даже формальных возражений не требовалось: сами результаты голосования говорят о том, что консервативные образы без личной позиции созвучны ожиданиям широких масс.


Когда живешь в пародии на Версаль и производишь украшения для телемагазина, без жесткого самоконтроля не обойтись

Третье шоу января, которое попыталось примирить популизм и элитарность, наблюдали немногие. Куда больше у фотографий коллекции Vetements следующей осени было комментаторов в Интернете, ведь это самая обсуждаемая марка последних сезонов. Чаще звучало недовольство: «Разве это мода?».  Нет, не она, это зрелище совсем другого рода. Дизайнер собрал на подиуме 36 самых стереотипных образов городской толпы, образных кирпичиков, от футбольного болельщика до пенсионера, от немецкого туриста до миланской дамы в мехах. Технические решения одежды были видны только в шоу-руме, но типажи в показе узнавались мгновенно. За десять минут каждый мог увидеть, как типичное стало в моде важнее индивидуального, точность -  важнее авторского вмешательства, а сама манера одеваться превратилась в поиск униформы твоей группы.



Моде предъявили результат ее полувековой работы по привлечению новых потребителей, и она отказалась себя узнавать. За это время из изысканного увлечения дляCollapse )
Andrey Abolenkin

О моде 2027 года. Какой будет и будет ли?

Какой будет мода через 10 лет? Об этом меня попросил рассказать новый симпатичный ресурс CultTrigger. Это у них проект такой, про близкое будущее. И в день публикации подоспели фотографии со вчерашнего показа Гоши в Калининграде. Он одежду будущего показывает уже сейчас: работа с готовыми формами, униформы и т.д. Включил эти картинки в иллюстрации будущего, очень удобно. Так будет выглядеть новый демократизм в моде: не кутюр для всех, а форма каждой группе.

Для качества жизни ближайшего будущегонет практической необходимости в сложностях авторской моды, от этого немного грустно. Но через полвека, глядишь, и появится какой Диор с новым искусством ненужного. А пока - добро пожаловать в бедные будни. Возможно, вам будет любопытно сравнить этот прогноз с тем, который я делал 4 года назад, о новом типе потребителей.



Привыкайте к планке

Среди кандидатов в президенты США все же нашелся один совершенно очаровательный. Он носит на голове сапог. А еще обещает подготовить страну к зомби-апокалипсису, обязать всех чистить зубы, и обеспечить каждую американскую семью собственным пони. Хотелось бы мне так четко видеть план на будущее! Однако в прогнозах моды такого утешения нам не дано: можно начать носить сапоги на голове, но не факт, что через 10 лет эта манера приживется. Эльзе Скиапарелли, к примеру, подобную идею в 30–х годах прошлого века закрепить в обиходе не удалось, да и авторитет дизайнеров теперь катится в пропасть. Но ответить на вопрос о перспективах моды мне нужно уже сегодня, это часть моей профессии.




Не могу пообещать, что пони станет непременным дополнением образа. Маркетинг моды сейчас движется в сторону милых и гуманных вещей: уменьшения вреда от производства, человечных условий труда, экологичных материалов, – но не так радикально. Зато можно уверенно предсказать, что одним из важнейших направлений в индустрии моды станет утилизация и переработка ее продуктов. Уже сейчас в любом торговом центре вы можете почувствовать необходимость в этой отрасли, поскольку одно из главных желаний при взгляде на ассортимент – не как всю эту красу сохранить, а как от нее избавиться.


Свитшот полувиртуального бренда Gosha Gazinskaya

В будущем можно стать царем мусора

Мода производит много мусора. Не только визуального, но и вполне вещественного. Сейчас по объему вредных выбросов она занимает второе место после нефтяной промышленности. «Расчистка гардероба» – самое востребованное предложение стилистов, которых стало больше, чем дизайнеров. Если стилистам удастся распотрошить все шкафы и закрома, то и по производству твердого мусора мода точно займет призовое место. Некоторые сети из масс-маркета уже сейчас, недалеко от кассы, ставят пункты по приему своего вторсырья на переработку – можно даже пакеты домой не носить, а сразу туда сдавать. Одним словом, кто предложит выход из ситуации, тот и будет король. Царь мусора.



Не жрать!

В старые времена проблема решалась за счет долговечных вещей, которые служат поколениями и выбросить их жалко. Раньше это называли постпанковский дух DIY, а в последние годы - постхиптерский. Теперь люди, вроде бы, еще пуще увлеклись починкой и переделкой, но подходящего материала тут все меньше. Приспособленная к долгой жизни одежда стала почти недоступной большинству, ее все реже выпускают, и стоит она все больше. За первое десятилетие века цены в верхнем сегменте индустрии выросли почти на 65 процентов (а все прочие Collapse )
Andrey Abolenkin

Анализ и прогнозирование трендов



У меня в эту субботу будет семинар по анализу и прогнозированию трендов. Он представляет собой часть курса, который я сейчас пишу для МГИМО - они задумали устроить у себя профильный MBA. Воркшоп большой, двухдневный: две субботы подряд по шесть часов. Это потому, что и тема чуть не самая важная для практиков моды, и материала накопилось.

Если вы давно меня читаете, то знаете, что у меня есть собственный взгляд на прогнозирование трендов; буду эту методику описывать. Еще мне кажется важным заниматься не только анализом моды, сколько вообще изучением вопроса, за что и как люди захотят в будущем заплатить деньги. Да и в самой моде отношение к тенденциям постоянно меняется. А уж как меняется потребитель, его задачи и возможности, об этом и упоминать не надо: появились совершенно новые классификации, именно по отношению к тенденциям. Неожиданно оказалось, что они влияют не только на планирование ассортимента, а на выживание модных марок и ритейла вообще. Все это предстоит обсудить за два дня.

Вместе со мной воркшоп будет вести чудесная Наталья Либман. Она специалист по анализу инвестиций в индустрию моды, а также занималась и байингом. Помещение, в котором мы будем заниматься, чудесной красоты, но количество удобных для занятий мест в нем ограничено. Поэтому - только предварительная запись. Трансляции и видео-версии не будет.

Если вы работаете в индустрии моды, интересуетесь ее механизмами и думаете о будущем, приходите, вам будет интересно. Людям, для которых мода не является профессией, занятие может показаться слишком специализированным.

ПОСМОТРЕТЬ ПОЛНУЮ ПРОГРАММУ И ЗАПИСАТЬСЯ МОЖНО ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.