Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Andrey Abolenkin

Папа стиля

Я всегда точно знаю, какой сувенир мне хочется из Рима. Сам отправляюсь и отправляю всех знакомых в район Пантеона, на улицу сразу за церковью Maria Sopra Minerva. Там квартал, который заменяет католическим прелатам Третьяковский проезд, и его краса и слава – «Гамарелли», ателье римских пап с 18 века. Тамошние епископские лиловые (или кардинальские красные) носки, длинной в колено, я считаю лучшим подарком. Вот только белые гольфы, как папы носят, в продажу не пускают, берегут для дорогого клиента.





Фасад ателье "Гамарелли"

Рассмотреть папские аксессуары в деталях могли все зрители, интересующиеся модным кино. В сериале «Молодой папа» они изображены очень правдиво. Если не считать того, что после Второго Ватиканского собора и, в особенности, понтификата Иоанна-Павла II никакой бросающейся в глаза роскоши облачений стараются не использовать. Никаких вам золотых венцов, россыпей изумрудов, а уж тем более – выезда на переносном троне. Впрочем, такая избыточность полагалась по сюжету. В остальном же художники точно придерживались традиции. Поля шляпы-сатурна пошире, да приталивание поэлегантнее, вот и все вольности.



Без приталивания было никак не обойтись, поскольку у авторов по задумке был секси-папа и им нужно было с выигрышной стороны продемонстрировать выбранного на эту роль секси-актера, Джуда Лоу. В одном из самых дорогих в истории мини-сериалов для этого нашлись правильные средства: масса ручной работы лучших мастерских, включая ватиканских поставщиков, и стилистические заявления. Если уж спортивный костюм, то кашемировый, если папские алые туфли, то спецзаказ от Лубутена (отсюда их нехарактерная красная подошва), если очки или одежда папского окружения, то Армани. Впрочем, Лоу сам себя прекрасно демонстрирует и без оправы – охотнее чем он, в кино раздевается, пожалуй, только его друг Юан Макгрегор.



Случился повод и в этот раз – медитативное купание и шикарный эпизод с облачением в церемониальные одежды с предварительным занятиями пилатесом в белых трусах La Perla (под песню I’m Sexy and I Know It). Впрочем, чтобы избегать резкого пятна по картинке, художники не используют ничего вульгарно-белоснежного. Это, скорее, слоновая кость, и такая тщательная проработка визуальная ряда характерна для работ режиссера Паоло Соррентино.

Collapse )

Andrey Abolenkin

Кино и немцы

Я не очень много работал с кинокостюмами. На ТВ, по обе стороны камеры, мой опыт куда больше. Достаточный, чтобы порассуждать о правдивости и правдоподобии, сравнить создании образов на экране и в жизни. Нашел колонку двухлетней давности на эту тему и публикую ее сегодня. Приятно, когда выводы старых материалов не только сохраняют пафос, но и подтверждаются.



Последние четверть века я занимаюсь модой, одеждой и стилем (это не повтор, а три разные вещи). Зарабатываю советами, как культурнее уберечь потребителей от реальности и продать им что-нибудь ненужное. Ведь мир моды – это отнюдь не театр, вопреки Шекспиру. Тут в чистом виде кино. Совсем недавно оно стало «как-бы-документальное», mockumentary, снятое будто за три копейки на VHS для своих, но раньше эта картина изо всех сил старалась походить на художественную. Феллини либо Бергман, смотря по потребителю, но никак не меньше. В идеале всем в индустрии хотелось бы, чтобы сравнение шло с музейными ценностями, но в момент зарождения системы моды её задачи слишком отличались от искусства. Последнее устремлялось в вечность, а дизайн одежды был ориентирован на постоянное обновление. Общим было только направление: от ремесла — к продаже дополнительных смыслов.



Сейчас разница почти исчезла. Художники не стесняются приёмов поп-культуры или продаж, на арт-рынке продаётся в первую очередь всё модное. Мода, в свою очередь, не гонится больше за новизной и эффектами, и для основных хитов меняются по сезонам только ткани. Значимые художники исчезают из обеих отраслей так же неумолимо, как бумажные авиабилеты из аэропортов. В результате получается набор штампов и костюмов (сейчас чаще всего — спортивных), главным достоинством которых считается доходчивость и удобство, новый инфантильный код. Травмирует это лишь тех, кто помнит, что бывало и по-другому. Для остальных такое положение дел всего лишь отражает новые реалии индустрии. Как бы там ни было, процесс получения денег всё ещё нужно гарнировать развлечением или эмоцией. Что возвращает нас к массовому киноискусству.



В отличие от театра, кино не смотрят, его зрителям демонстрируют. Они лишены возможности самостоятельно наводить свой бинокль. Только такие ограничения могут создать правдоподобие и не отвлекать публику сомнением. Тут убедительность куда важнее правды, что особенно заметно при анализе кинокостюмов. Можно сколь угодно подробно реконструировать черты эпохи, но если зритель эти особенности не узнает, работа пропадает зря. В конце концов, деньги в кассу заплачены не за поход в музей, а за убедительную иллюзию, и убеждать она должна отнюдь не коллег художника по костюмам. Когда я смотрю на сказочное варварство церковных костюмов Данило Донато в дзефиреллиевском фильме о Франциске Ассизском, мне ни на секунду не приходит мысль сравнить их с историческими. В тот момент они – моя правда, и никакая другая не важна.




Collapse )


Andrey Abolenkin

Королева Елизавета, супергерой стиля



Удивительно, что такой антикварный институт, как наследственная монархия, может дать уроки современного отношения к стилю. Построение личного бренда, работа с узнаваемыми аксессуарами, жизнь в публичном пространстве, здоровая граница между публичными образами и частным лицом, возрастная мода, винтаж и традиционные предметы, упрощение языка - актуальнее вопросов не придумать. Важно иметь перед собой образец достоинства в костюме во времена, когда со словом queen ассоциируется, скорее, Ру Пол. Просматривая второй сезон "Короны" я вспомнил, что год назад писал с этой позиции о стиле королевы Елизаветы. Прекрасный повод прекратить лениться, выбрать иллюстрации и пополнить мой блог, где я так давно ничего не публиковал.



Если отвечать не задумываясь, кому сейчас тяжелее всего работать со стилем, то у меня ответ готов – европейским королевским семьям. Судите сами: от них ждут, что они будут символами вечного, но в современной упаковке. Они олицетворяют норму в том мире, где нормы постепенно исчезают. Каждую официальную фотографию рассматривают под увеличением, но ожидаемый идеал должен быть одновременно демократичным, без глянца и фотошопа. Выделяться считается неприличным, однако представительствовать необходимо. Отпусков на этой работе не бывает. Будто в комиксе о домохозяйках-супергероях, главная сверхспособность которых – корректность и благожелательность. Эти головоломки королева Елизавета решает дольше всех в мире, и хотя бы поэтому ее опыт достоин обсуждения.



Портреты 65 лет ее правления могут составить прекрасную классическую галерею. Примерно такой мы знаем греческую скульптуру, обозначением эталона, в котором человеческие черты считаются лишними, даже нежелательными. Конституционную монархию принято рассматривать, скорее, как должность, и тех, кто способен ее занять, судят в первую очередь по внешности. Ничего другого и не остается: личные высказывания и публичные проявления симпатии недопустимы. Если вы выглядите и держите себя, как королевская особа, стало быть, с ролью вы вполне справляетесь. Это совсем как в мультфильмах или сказках, где обо всех судят только по обличью, хороший он или плохой.



Королевская работа вообще на поверку оказывается довольно поверхностной. Это костюмная постановка, где главные герои при помощи узнаваемых всем миром символов разыгрывают историю о власти (без власти), традиции и национальных символах. Вполне естественно, что одежда играет тут главную роль, так было на протяжении всей истории человечества. Как только актер выходит за рамки амплуа и показывает себя с личной стороны, стоит ждать неприятностей. Хроники английской королевской семьи последнего века служат тому примером, от Эдуарда Восьмого (здесь мой подробный материал о его вкладе в моду) или принцессы Маргарет до принцессы Дианы (о ее стилистическом вкладе тут), принца Чарльза и почти


Collapse )


"Героинь стиля" набралось уже достаточно много - думаю, не сделать ли на это материале отдельную лекцию. Про мужские иконы стиля уже была, успешная, теперь изменения в моде 20 века можно проследить и с помощью ярких женских образов. Следите на новостями на моей странице.




Andrey Abolenkin

Гоша и марсиане



Представьте, позвонили вам марсиане и просят описать, скажем, пограничников. Вы им рассказываете про зеленые головные уборы, пятнистую одежду, обувь с высокой шнуровкой, плащ-палатку, хождение по безлюдным горам и собаку рядом. Можно вообразить, что присланная в ответ картинка романтичного существа в мантии и с афганской борзой может снять все сомнения в том, почему Джоан Роллинз считает Дамблдора геем. Недостаточно в нашем описании было черт стиля.

Точно так же бесполезно судить о моде начала 90х по элементам гоп-одежды тех времен, которую так охотно называют в последнее время вкладом российского дизайна в мировую индустрию. Я подробно рассказывал об этом в субботу. Тогда же обещал рассказать о фильме, который Рената Литвинова сняла для Гоши Рубчинского по случаю очень почетного приглашения показать премьеру его коллекции в спецпрограмме Pitti Uomo (вместе с Рафом Симонсом и волшебниками из Висвим). Как раз этот фильм показывает, сколько черт достаточно, чтобы отделить стиль от стилизации. Для последних ста лет последняя в целом является главным творческим приемом, но обычно мы ожидаем при этом возникновения новых смыслов.


Финал показа на старой табачной фабрике, где проходили и съемки фильма

Смотреть фильм можно по этой ссылке. Примечательно, что в свободном доступе его не найти. Наверное, все, кому было нужно, уже посмотрели, хотя это нелегкий труд. Я вот с третьей попытки выдержал до конца. Легче всего сказать, то это не-фильм не-режиссера для не-дизайнера, но это ведь не-правда. Если кто-то при помощи ссылок, шрифтов и пропорций маек создает образы и влияет на людей, то он в наши времена дизайнер и есть. Такая уж жизнь. Гоша чудесно это делает долгие годы (и благодаря приобретению его марки Comme des Garcons - в мировом масштабе), за что ему большой почет и уважение.


Пара картинок из книги ГР

Сложнее с режиссурой, уместной, как астаховский вопрос о купании. Я мало понимаю в кино, но достаточно для того, чтобы удивиться тут ссылке на Пазолини. Она идеальна для ГР, он дивно ее отрабатывает в сопровождающей книге, но изложить ее в фильме так жеманно, будто рассказ Джека Лондона в пересказе сестер Бронте, может только автор с ондуляцией вместо мозга и совести. Collapse )
Andrey Abolenkin

Мастер-класс: расшифровка образов

Photo-41 (2)

Мне давно уже хотелось прочитать отдельный мастер-класс о том, как рассказать в съемке о реальном или вымышленном персонаже при помощи вещей. Такой разговор я включал в разные курсы, а вот отдельно он в первый раз состоится 5 и 8 января в школе Photoplay. Накопилось много материала и идей по практическим занятиям, так что два дня будет в самый раз. Будем разбирать приемы из рекламы, кино и съемок celebrities, займемся расшифровкой костюма.

В первый день составим историю на основе реальных вещей по намеченной мною теме. А во второй я буду ждать для разбора, помимо прочего, проектов слушателей в коллажах из отобранного мною материала. Одним словом, сидеть спокойно не придется. Заранее с удовольствием представляю, как это будет.

Ниже я помещаю видео-анонс. А по этой ссылке можно найти подробную программу, описание и другие детали.



Andrey Abolenkin

Панки Матушки гусыни - Часть 1

Свежий номер Book Magazine вышел уже несколько недель тому назад, но написать я собрался вот только сейчас. Выпуск полностью посвящен теме панка, разобраны все мыслимые аспекты. У меня там опубликовано эссе о панковских элементах в современной моде и о том, как со временем меняются символы в одежде. Текст большой, поэтому я разделил его на две части.

mother_goose_1207883a

С начала 70х время и идеи в моде движутся подобно пустынным барханам – все из того же песка нам являются новые мороки. По-настоящему самородные идеи в этой среде физически невозможны. Возможно только недостаточное знакомство с материалом. Но именно благодаря такой цикличности появилась возможность наблюдать и превращать в искусство любой опыт, даже взятый с помойки.

По известному высказыванию, большинство исследователей при взгляде на гусеницу смогли бы предположить эволюцию гусеницы, но отнюдь не появление бабочки. Панковские образы не являются исключением из эволюционной теории. Перечень их последователей очень причудлив. Так же затейлив и список предшественников, куда я бы отнес Taxi Dress Чарльза Джеймса начала 30х с открытой спиральной молнией, средневековый слэшинг, опыты Рабанна с неформатными материалами и коллекцию Liberation ("Сороковые") Сан Лорана, которую автор называл антибуржуазной и винтажной, а публика – шокирующе вульгарной. Для меня панк – что угодно, только не цветок кактуса, нечаянно выросший из песка и так же внезапно в нем исчезнувший.

10_1935blumb88-2
Слева - из коллекции Э. Скьяпарелли осень-зима 1935/36; предмет справа приписывается В. Вествуд, прибл. 1971

Чтобы в том убедиться, достаточно беглого взгляда на творчество В. Вествуд, провозглашенной первооткрывателем визуальной эстетики панка. Сорок лет дама занимается почти исключительно стилизацией веками знакомых идей при помощи иронии и преувеличения. Да, в начале карьеры она прирезала Бэмби, но это естественная реакция всякого разумного человека, которому пришлось лет десять наблюдать вокруг себя хипповские слюни. Посмотрите пару дней пустоглазые сериалы канала «Дисней», и вам непременно захочется сделать что-то подобное. Пока этого не произошло, предлагаю чуть успокоиться и порассуждать о течении времени в моде. А там дело дойдет и до разговора о панке в современной жизни.

6a

Collapse )
Andrey Abolenkin

Показ Виктории Андреяновой ss14

андр1

Я не стану ее анализировать недавнюю коллекцию Виктории Андреяновой, а просто покажу несколько понравившихся мне вещей. Это совершенно противоречит моим обычаям, но больше ничего я предложить не смогу - коллекция в целом осталось мною не понята, увы. Когда художник очень нравится и своей работой, и лично, то поневоле его себе придумываешь, чего делать ни в коем случае нельзя: любое противоречие реальности этой придуманной манере оказывается чувствительным. В итоге один из самых сильных моментов расписания отеченственных Недель превратился для меня в сплошную рефлексию и фрустрацию.

андр

Ровно так произошло у меня с коллекцией "Клоуны", которую автор посвятила одноименному фильму Феллини 1970 года. За последние 4-5 сезонов у меня сложилось впечатление о ВА как о художнике, который виртуозной разработкой двух или трех приемов способна создать коллекцию большого дыхания, за которой наблюдаешь, будто за движением атмосферных масс - затаив то самое дыхание. К фильму, по-феллиниевски насыщенному гротеском, добавилась еще и "Девочка на шаре", что неизбежно повлекло поток самого разнообразного и изобретательного конструктива и декоративных приемов с многочисленными счастливыми находками. Я же вспомнил об игровых коллекциях ВА 3-5 летней давности. Как по мне, основная мысль фильма состоит в том, что ни одну вещь нельзя воспринимать всерьез, в то время как серьезное отношение к творчеству и гордое внутреннее самоощущение, без игрушек, видятся мне одними из самых очевидных достоинств андреяновских вещей последних лет.

Кроме того, решение образа и света не показались мне очевидными. Не будь их, Collapse )
Andrey Abolenkin

Дмитрий Логинов, Arsenicum осень 2013

лог

С радостью и гордостью побывал вчера на показе у Димы Логинова. Презентация коллекции проходила в обновленном Планетарии. Как это принято в планетариях, в первой части мы увидели проекционное шоу, которое смешивало звездные путешествия, старые карты звездного неба и имиджевый фильм. Вещи дизайнера нисколько на этом мощном фоне не терялись, а рисунки платков (один - на фото ниже) так даже много выигрывали. Также приятно, что обошлось без космического футуризма, что в разработке такой темы очень нелегко. Надо сказать, мало кому в мире удается показать зрителям кино вместо показа мод и не оставить их в легком недоумении. Диме вполне удалось, отсюда и гордость. Однако если бы этим дело ограничилось, особенных поводов для ликований не было бы - дизайнер каждый сезон предлагает в своих шоу сильные впечатления.

лог1

Они, эти поводы, наступили во второй части презентации, когда зрители спустились этажом ниже и оказались среди моделей.
ло8
Collapse )
Andrey Abolenkin

О Милане без Инстаграмма

Вдогонку к Миланской неделе моды - моя журнальная колонка о кадаврах и новостях, но больше всего пишу о Прада и ее сильном шоу. Похоже, в Милане вновь появился сильный, хоть и не слишком свежий продукт, который не требует наложения "фильтров", будто в Инстраграмме. Чем, главным образом, и внушает симпатию, в отличие от Лондона, где этот трюк охотно проделывали. Пусть дизайн не очень живой, зато симпатичный.

frankenweenie

Милый Франкенштейн

Недавняя миланская неделя моды удивительно напоминает последний мультфильм Тима Бертона. Только в сильно раскрашенном варианте. Должен сразу уточнить, что и Бертона я люблю, и мультфильм мне тоже понравился. Так что я, будто заправский продавец телемагазина, активно посылаю лучи добра и позитива миланским показам. Ну, некоторой их части. Мне это делать тем более приятно, что такая возможность вновь появилась относительно недавно. Ровно год назад любая благожелательность выражалась в вымученной улыбке работника хосписа: Неделя явно намеревалась сыграть в ящик, последовав туда за всей великой империей итальянской моды (подробно писал об этом пару лет назад).

Больной отходил красиво и со стилем, будто вельможа 18 века: в окружении родных, наследников и приживалов. Что бы ни говорили врачи, десяток крупнейших рекламодателей глянца по-прежнему базируется именно в Милане. Все, однако же, обошлось – производство постепенно возвращается из Азии в Европу, а декоративный итальянский стиль вновь оказался уместен. Похороны отложены. Как в бертоновских фильмах, симпатичный реанимированный кадавр симпатично прыгает, хлопает ресницами и глотает мух. А те через некоторое время вылетают через заштопанные дырки.

айс

Больничный запах присутствует в воздухе до сих пор: в прошлогодней толкотне графиков Милан пострадал более всех (подробно, в связи с действиями г-жи Винтур, писал об это здесь). Выбирая, куда отправиться, многие специалисты не включают его в свои расписания и ожидания. И точно не предполагают увидеть там бертоновский мультик – для этого есть Лондон. А для знакомства с радостями загробного мира последние пару сезонов отлично подходит Париж с его декоративной мрачностью образов. В интервью некоторые специалисты утверждают, что в Милане необходимо смотреть единственный важный показ. Это преувеличение, но не вызывает сомнений, что этот показ – прадовский.

пр1

И это очень симптоматично.


Collapse )
Конечно, там и без Прады есть, что посмотреть. Но решительно нечем удивиться и вдохновиться. Любая из крупных Недель мгновенно вызывает в памяти свежее впечатление. Несмотря на общее засилье безыдейных принтов, больше всего их в Лондоне: женский дебют Джеймса Лонга, Sibling, Thomas Tait. Или Альтузарра в Нью-Йорке. Или Педро Лоуренсо в Париже. И целая плеяда «новых китайцев» в поисках почерка. А что свежего вы можете вспомнить в Милане? Uniqueness (если Александру Фачинетти можно причислить к новым силам) с лозунгом «Круче Zara»? Неюного новичка Габриеле  «Разве-мы не-видели-это-в-Celine» Коланджело? Который сезон всю новизну приносит исключительно англичанин Кейн в Versus. И это так по-бертоновски: прообраз его мультфильма о не вполне живых был сделан еще 1983 и решительно ничего нового о режиссере не рассказал.

Так что за итальянские креативные силы, и вправду, отвечает только Миуччия Прада. Коллекция тем более обращает на себя внимание, что в ней, помимо четкой концепции, присутствует и нескрываемое (и такое нехарактерное для автора) приукрасить женщину. Еще недавно здесь была бы вполне уместна еще одна бертоновская параллель: последние коллекции казались выкопанными, так прочно в них чувствовался архивный дух. Нескрываемая ссылка на 60е присутствовала и в этот раз, но она была очень фантазийно завернута. Так могла бы одеваться Жаклин Кеннеди, если ей пришлось перешивать под себя чей-то японский гардероб. Образ сколь сильный, столь и маловероятный, а потому в этом мощном шоу чувствовалось гораздо больше авторского дизайна, чем книжных изысканий. И в нем есть своя кадаврическая прелесть.

пра

Детали и идеи крупным мазком, как глаза у Бертона. По часовой из левого верхнего угла: Dsquared, Gucci, Fendi, Versace, Prada, Bottega Veneta, Marni

Стилистика Бертона присутствует в нем, как в подавляющем большинстве миланских коллекций, в виде художественного почерка. У него если уж голова и глаза – так огромные, если шея и ноги – то исключительно крошечные. Все детали даны именно с тем выпуклым преувеличением, которое можно было наблюдать на итальянских подиумах. У Прады и ее соотечественников все декоративные приемы, пусть и уместные, не оставляли ни малейшего сомнения в их наличии, не заметить их было попросту невозможно. Королями этого стиля триумфально стали Dolce
& Gabbana
. Они проделали головокружительную, поистине дантовскую, работу, превратив диалект (и анекдот) в законченное художественное явление. И если уж новых идей в Милане не наблюдалось, то такая реанимация старого сделает честь любому Франкенштейну.

Впрочем, о ДГ, об их корнях и архивах, я уже начинал подробно писать, и обещаю довести этот материал до конца.

дг1

Andrey Abolenkin

Из новой коллекции Вики Газинской




Я подумал, что очень глупо будет побывать на показе одного из самых обсуждаемых российских дизайнеров моды (и одного из самых мне симпатичных) и не написать об этом ни слова. В коллекции было два наряда, которые мне очень понравились.



Во-первых, этот свитер (в коллекции он был в нескольких вариациях). В нем слышно самое живое биение моды. Он останется таким, даже если убрать "деревянные драгоценности". И вообще, фотографией этого комплекта можно заменить целый доклад о модах будущего сезона. Ровно то сочетание спортивности и антикварности, силуэтности и "спущенных" объемов, которое всех так интересует.



Во-вторых, это платье связывает шоу не только с актуальностью, но и с коллекцией нового сезона. Моды в нем кажутся по-домашнему милые, а это именно то ощущение, которое стремятся донести самые продвинутые рекламные кампании. На фото не видно, но по переду и спинке с каждой стороны располагаются по три рельефа-защипа. С муфтой все это смотрится совершенно очаровательно.

Формой рукава связь с идеями предыдущих сезонов не ограничивается. "Бумажная тема" прошла через рассказ об обоях, местами вздутых и оторванных. А местами - исчерканных карандашами. Однако самая главная связь была в личности автора. Если бы мне нужно было описать ее в нескольких словах, то я выбрал бы что-то вроде "уверенности в собственном"Я". Только решительный человек может выбрать первым треком шоу сказочную музыку Наймана к гринуэейвскому "Контракту рисовальщика": у большинства людей она открывает дорогу к сравнениям с безупречной костюмной работой Сью Блейн для этого фильма (в моей десятке лучших исторических стилизаций).



   

Одна из камер даже фиксировала схожую с "контактом" призрачную свето-теневую картинку. Возможно, что именно это навязчивое сравнение со сдержанным решением фильма (вначале, если вы помните, аристократы в кремово-белом, а слуги в черном, с редким красным пятном, после нахождения трупа все меняется местами) и помешало получить полное удовольствие от бр
Collapse )
окадов, фалд и жюстокорных конструкций, которые отсылали к тому же последнему десятилетию 17 века. Но без трупа, который структурировал бы происходящее.

В тот короткий промежуток времени никаких английских мод временно не существовало, исключительно французские. Не могу исключить, что и в случае с Викой мы имеет дело, скорее, с интересом к скульптурности парижских жакетов сер. 50х годов - у меня никогда не было случая с ней этой обсудить. Во всяком случае, этот интерес был очевиден в бантах и юбках прошлой коллекции (и басках позапрошлой), и я бы не удивился, если бы конструкции нынешней имели больше связей с Жаком Фатом, чем с музеем.

Также всяческих комплиментов заслуживает обувь (Judari), созданная специально для коллекции. На нее был поставлены деревянные "кристаллы", а также очень деликатно использован исторический рисунок. Здесь это деликатность была очень уместна. Посмотрев на фотографию автора среди моделей, вы поймете, что вполне возможно не мне одному хотелось увеличить размер принта вдвое, чтобы получить тот симпатичный гротесковый оттенок, которые удался в фильме и не до конца был слышан в коллекции. Полность ее можно посмотреть по этой ссылке. В конце также прилагаю ссылку на сказочную композицию Наймана в переложении для духовых.




рор