Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Andrey Abolenkin

Мода и архитектура. Дома, которые мы носим на себе



Одежда связана с движением. Известны примеры ритуальных одежд, рассчитанные на неподвижность, но они как-то не прижились. В остальном историю европейского костюма последних веков можно представить как путь к все более свободному движению. Вовсе не потому, что его создатели были очарованы идеей свободы. Просто у носителей моды становилось все больше поводов двигаться, а их костюм следовал за изменениями в образе жизни. Архитектура и интерьер, среди которых люди и передвигаются, создают для этих образов стилистическую рамку. Именно тот случай, когда обрамление активно влияет на содержание.



Для моды важно не количество физической активности, а сопутствующие ему обстоятельства, это отличает ее от лечебной физкультуры. При дворе Людовика XIV очень любили балет, но воспринимали его как парадное действие, а потому ради торжественности танцевали на высоких каблуках. Не потому, что были неспособны сконструировать пуанты - символика была важнее удобств; версальские декорации как нельзя лучше отражают этот приоритет церемониала. Для создания балетной обуви потребовалось еще [сто] лет, когда на сцену вышли технически сложные выражения эмоций, а в модный обиход «балетные модели» вошли спустя еще полтора века. Только в 1950х ощущение танцевальной легкости жизни и движения стало в обществе по-настоящему престижным, и вот уже Брижитт Бардо появляется в балетках повсюду: они давали ценимое актрисой «босоногое» ощущение.



Все хроники моды состоят из похожих историй (я рассказывал их на одной из своих предыдущих лекций). Господствующие мнения создают жизненные ситуации, а люди подбирают к ним костюм. С такой позиции между одеждой и домами нет почти никакой разницы, они обе организуют среду вокруг человека на современный манер. Это стало очевидным с ростом урбанизации, когда у обеспеченных людей появилась разнообразная среда для передвижений, вне стен замков и жилищ. Можно сказать, что моду придумали горожане: большинство исследователей считают, что в привычном виде, как череда неспровоцированных внешними обстоятельствами стилистических тенденций, она появилась в итальянских городах 14 века. За городской чертой ее власть почти не действовала, для войн, паломничества, сельского труда или охоты существовал отдельный костюм, более практичный.



В городских пределах просматривается непосредственная связь между строениями и одеждой, люди буквально носили на себе свои дома. Во времена, когда жилище еще рассматривалось, как индивидуальная крепость, появилась потребность в общественных пространствах. Одним из решений стало появление архитектуры ганзейских городов, ранней кирпичной готики, которой потом вдохновлялся северныCollapse )

Andrey Abolenkin

Мода и архитектура



На лекции 1 апреля (в 15/00) будем говорить о моде и архитектуре, приходите. Посмотрим, какие дома мы носим на себе, сравним популярные ресторанные интерьеры и дизайн модной одежды, поговорим о диковинных формах и «второй коже», чадре и бикини, вспомним примеры исторических стилей, которые проникали повсюду. Словом, интересно и не без пользы проведем время.



На лекции 1 апреля мы вслед за Шанель уподобим моду архитектуре. Она считала, что все дело в пропорциях, но мы пойдем дальше: сравним конструкции частных миров, которые создают дома и одежды, посмотрим, как мода распространяется на дизайн интерьеров и костюма, будем искать стилистические черты, создающие дух эпохи. Эта близость приемов позволяет сравнивать смену силуэтов одежды и мебели или предсказывать развитие тенденций костюма по интерьерам популярных ресторанов.



Самыми главными для нас в эту субботу будут закономерности, по которым вы выбираем окружающую нас среду. Парадный фасад или защитный забор? Кокон или гостиничный номер? Помимо исторических примеров, мы попытаемся найти вполне утилитарный алгоритм, извлекая из подиума и интерьеров данные для прогноза потребительского поведения.



Эта лекция для вас, если вы хотя бы раз восхищали изящным силуэтом кресла, закутывались в занавеску, будто в платье, и задумывались, почему недавно любимая мебель сегодня кажется устаревшей. Да и просто взглянуть на китайские влияния в костюме и интерьере сер. 18 века или проследить, как конструкции становились украшениями, будет небезинтересно.



Andrey Abolenkin

Лекция о моде и архитектуре



У меня в это воскресенье (1 июня) в 14.00 состоится лекция в Музее архитектуры. Вход свободный, просят только зарегистрироваться вот по этой ссылке. Там же можно посмотреть всю программу, она интересная. В субботу будут показы с хорошим молодым составом участников, а на следующий день - лекции, на которых впечатляющий состав лекторов.

Что касается моей темы, то это краткий рассказ о том, как образ города влияет на внешность его жителей. Архитекторы и художники моды определяют облик времени, работают над созданием стиля. Часто стили в этих двух областях пересекаются, нередко влияют друг на друга, а иногда их создают одни и те же люди. На лекции мы рассмотрим несколько примеров связи урбанистики и гардероба, от 18 до 21 века, и познакомимся с несколькими основными концепциями одежды как среды обитания. В результате постараемся понять, как можно прогнозировать тенденции моды по тенденциям градостроительства. А может быть, возможна и обратная связь?

Если не сможете прийти в воскресенье, не беда - по лекции будет сделан сокращенный видео-вариант, который я непременно размещу здесь.

Andrey Abolenkin

Показ Игоря Чапурина и северный модерн

Если меня читает кто-нибудь из Петербурга, мне нужен ваш совет: случилось ли у вас узнавание? Пожалуйста, напишите, буду рад вашим комментариям.

 

 

Несколько ключевых, на мой взгляд, выходов из коллекции Игоря Чапурина осень-зима 2011/12: заостренное в постоянном диалоге с округлым. Все фотографии сделаны Виктором Бойко, работу которого для Getty многие из вас наблюдали в обзоре самых запоминающихся луков прошедших московских Недель в NY Mag.

Меня в последнее время преследуют архитектурные параллели. Даже в описании итальянского ресторана я прежде всего пишу не об отличной кухне, а о решении пространства. В рассказе о развитии моды и формообразовании архитектура вообще послужила отправной точкой долгих рассуждений. Показ Игоря Чапурина дал много возможностей порассуждать о поисках национальных стилистических черт, не связанных напрямую с фольклором, на примере северного модерна, петербургскому варианту которого он посвятил свою последнюю коллекцию.

Петербург у каждого бывает свой. Об этом я узнал еще в школе, со слов русских классиков, когда писал на эту тему сочинение. Потом у меня был повод мног раз убедиться в этом лично. О том, насколько по-своему видит Питер Игорь Чапурин я мог бы понять еще на его показе в прошлый четверг, но, признаюсь, проспал эту возможность. Я пришел совсем сонным, и разбудить меня не смогла ни поездка в Сити, ни тысяча гостей, ни даже тысяча фотовспышек от усаживавшегося за пару человек от меня Билана. Иначе я обратил бы внимание на красиво отпечатанное посвящение коллекции архитектуре петербургского модерна. Но сработала привычка: все, что лежит на стуле, остается на стуле.



В том, что коллекция имеет архитектурные корни, не было сомнений с первого выхода. Платье не встречавшегося ранее у Чапурина вида напомнило своим решением логотип моих любимых Wiener Werkstatten. Декоративное остроугольное членение повторялось со множестве вариантов в сочетании с острыми жакетами (похожие были в последней кутюрной коллекции) и перемежалось с "круглыми" платьями, уведенными к горловине рельефами. Периодически округлости уходили в плечо жакетов и пальто, оин раз - в форму юбки. Иногда две эти идеи пересекались в одной вещи, что было самым эффектным моментом в этой немногословной коллекции.  Впрочем, отдельные вещи немногословными не были вовсе - деталей они сообщали предостаточно.

От WW мысли потянулись к их фантастическим украшениям (они отлично бы смотрелись на платьях, как нибудь обязательно закончу свое исследование о них), далее - к Вене, а потом - к Брюсселю (К. Мозеру, Дж. Хофману и Palais Stoclet) и даже логотипу "Майбаха", который спонсировал дизайнера несколько лет назад. Петербург я не вспомнил не разу. Зато когда по окончании шоу мне рассказали об авторской идее, я был поражен нетривиальностью взгляда на город. Для расхожей картинки СПб обычно берется барокко или классицизм, город дворцов. Северный модерн - это красоты доходных домов начала прошлого века. О них мне известно очень мало: выставка Ал-ра Бурдули в Доме-музее Скрябина прошлым летом и красивейшая книга Кирикова "Архитектура петербургского модерна" (она отлично издана, но все фотографии не в цвете, потому и не купил; пойду-ка снова ее найду). У меня есть несколько любимых зданий этого стиля: дом Путиловой, дом (арх-ра) Бубыря, психиатрическая лечебница... Я даже держу в архиве несколько их фотографий.



Портал в Доме Бубыря; ниже Дом Путиловой и один из его порталов





И все же после этого напоминания картинка у меня не складывалась.  В памяти возникали тяжелые своды первого этажа, а выше - скупо заполненные плоскости. Узнавание произошло, как только в памяти возникли сказочные дачи Каменного острова: особняк Клейнмихель, дом Шене, дача Гаусвальд. Не знаю, доступны ли они сейчас для обозрения или вошли в комплекс резиденции Президента. Именно в этих строениях сходным с коллекцией образом обыграны элементы северо-европейской архитектуры (16-17 века?): массивные округлости rez-de-chaussee, очень остро выведенные скаты, элементы фахтверка. Считается, что для северного модерна они соединены со скандинавским влиянием и псковской традицией. В Москве тоже такое строили, пусть и с большей дозой псевдо-готики (дачи Петровского парка, особенно - морозовская), только почти ничего не сохранилось.

    Особняк Клейнмихель

С другой стороны, такое сочетание, пусть и с другим декорированием и пропорциями, характерно и для псевдорусского стиля - вы можете наблюдать нечто похожее от ГУМа по все Ильинке и Никольской. В СПб этой стилистики немного, выглядит она совсем по-другому, без параллелей с купеческими амбарами (скажем, мне очень нравится дом с майоликой на Колокольной). Так или иначе, чьи бы амбары не были взяты за образец - хоть бельгийские, хоть новгородские, -  речь идет о поисках национального стиля в архитектуре. То, чем так безуспешнозанимается российская мода. Если бы стиль был бы чуть более узнаваемым, можно было сказать, что Чапурину то удалось. Также нельзя не отметить, что все цитаты прошли большое переосмысление, интегрированы в авторский стиль и связаны с некоторыми предыдущими работами (например, из "сибирской" коллекции).

И все же самое большое достижение ИЧ в том, что он не стал дожидаться возникновения индустрии. Не стал, также, в ожидании заниматься изготовлением слабо-авторизированной одежды. А создал эту индустрию сам для себя - с клиентами, с показами, линиями и с финансированием. Если вы пройдете по ссылке, которая приведена под фотографиями с показа, вы можете посмотреть коллекцию полностью и сделать собственные выводы о сходствах и различиях.

Для меня это очень убедительное создание стиля на пересечении простых составляющих: острое/округлое, устремленное/тяжелое, изысканное/купеческое, завязанное вокруг национальной северной стилистики и со ссылкой на культурный прецедент и предыдущее творчество автора. Ну вот, теперь мне будет куда легче писать об архитектуре и самостоятельности в связи с коллекцией Арнгольдта.Collapse )



Дом Шене на Каменном острове



Дача Гаусвальд на Каменном острове



Еще один снимок особняка Клейнмихель на Каменном острове; видна знаменитая решетка с саламандрами



Боковой фасад конюшен несохранившейся дачи Морозова (Шехтель) в Петровском парке в Москве.

Далее, чтобы проллюстрировать разницу питерского и московского подходов:



 

Псевдо-русский стиль в доме на Колокольной улице (СПб) и товарищества Ряпушинский на Ильинке (Москва)



Чудесное здание Земельного банка в Нижнем Новгороде