Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Andrey Abolenkin

История бомбера в картинках



Бомбер отлично иллюстрирует связь между модой и униформой. Этот армейский предмет дал главный силуэт последних нескольких сезонов и невероятные продажи. Ниже я в колонке для Robb Report рассказываю, о его истории и о том, с чего бы это нынешняя мода заговорила строевым языком. Этому же была посвящена одна из моих недавних лекций - у этой серии есть страница на ФБ, где я помещаю всякое интересное по темам выступлений, присоединяйтесь.


Мода очень далека от униформы, так кажется на первый взгляд. Форма символизирует неизменность, контроль, одинаковость. Мода связана с переменами, творчеством и индивидуальностью. При втором, более внимательном взгляде, расстояние между ними уже не кажется непреодолимым. Стоит надеть белую майку и шорты, и вот на вас уже два предмета, которые попали в современный гардероб со складов обмундирования. Дополняем комплект кроссовками и бейсболкой, и сразу понятно, что без спортивной формы сейчас тоже не обойтись. Накладные карманы, пояса со шлевками, непромокаемые ткани, двубортная застежка – чуть не все элементы одежды, связанные с удобством, были раньше форменными.



Удобство – важнейший современный наркотик. Простые радости, несложные рецепты, отсутствие принуждения к действию сейчас обозначают для людей приметы комфорта так же, как раньше это делали понятные правила и знакомые ограничения. Это стремление к неформальности мы видим в нынешней моде постоянно, оно же делает ее связь с форменной одеждой не такой заметной. Однако штатские заимствовали у военных и спортсменов не только практичные детали или декоративные элементы. Манера одеваться в целом основана на главной принципе любой униформы – объединять людей в группы и наделять отличительными признаками. Даже узнаваемая подошва смотрится теперь как награда и отличие.



Дизайнеры отказались от Collapse )

Andrey Abolenkin

Милитари вне конкурса



Недавно мне в руки попали материалы финала конкурса дизайнеров моды «Победа 70». Он проводился молодежным крылом «Единой России» с целью предоставить возможность молодым модельерам высказаться на тему памяти о войне. Отбор проходил месяц, от участников требовалось соответствие концепции, новизна взгляда и демонстрация гражданской позиции. В принципе, результаты вы видите в первом коллаже, вполне в духе "культа ленточки". Казалось бы, предмета для разговора больше нет, но мне показалось, что это неплохой повод поговорить о связи моды и идеологии, воплощении важных тем на подиуме и проявлениях военной стилистики в одежде. О чем и пойдет речь дальше.

Collapse )


Вершиной этого приема стала внеконкурсная коллекция спортивного клуба-партнера. Это было отвратительно до такой степени, что даже интересно (я даже представил пару комплектов в радикальном токийском стрит-стайле; там эти символы ничего не значат и их использование не выглядит так уж оскорбительно). Ровно так должны выглядеть вещи, единственной целью которых является выполнение идеологического заказа: в них говорится об агрессивно дурном вкусе, безразличии к символам и о себе любимом. Вместо того, чтобы рассказать о частных переживаниях и извлекать эмоции из такой большой и важной темы, авторы безразлично жонглируют банальностями в худших традициях советской пропагандисткой школы, которая стремилась представить праздник в качестве победы системы. Выглядит это также уместно, как прийти на поминки с тортиком. Собственно, так и заканчивается любое участие бездарного официоза в творчестве.

Collapse )

Лучшим и чуть ли не единственным имеющим отношение к моде платьем стало произведение в стилистике «выжженная земля». Оно отлично передает ужасы войны и величие жертвы. Фотографии пришли ко мне без указаний на авторов, но я уверен, что оно принадлежит Dima Neu, который стал одним из трех призеров (они получили возможность представить коллекции в ГУМе, в бутике «Сердца России»). Тут явное сходство с почерком его последней японской коллекции. Любопытно поэтому сравнить его с произведениями японских дизайнеров, которые также эмоционально высказывались на тему ужасающих последствий милитаризма.


Все работы, кроме конкурсной, посвящены теме бомбардировки Хиросимы. В верхнем ряду: Иссей Мияке (уроженец Хиросимы) 1987, Рей Кавакубо 1982. Внизу - Ямомото 1983. Справа - Мияке 2008.

Сейчас уместно будет поговорить о том, чего на конкурсе не было. Если создавать одежду, которая несет память о войне и гордость потомков массовым подвигом, логичнее всего будет сделать ее носибельной. Тут никаких сложностей возникать не должно – огромная часть повседневного гардероба пришла из военной формы. Часто всего мы даже об этом не задумываемся: макинтоши, двубортная застежка, свитера с круглым горлом, пояса на шлевках, крылатки, застежки на рукавах, накладные карманы, галифе, тельняшки, шапки с козырьком, сдвоенные швы, хлястики, непромокаемые ткани и масса других вещей были заимствованы из униформы. Этот процесс начался на самых ранних стадиях развития моды: форма некоторых средневековых предметов прямо заимствована из рыцарского облачения. С 18 века процесс стал очень зримым.


Портеры Леди Уорсли (1784) и адмирала Коллингвуда (пер. половина 90х 18 века). Примечательно, что на момент написания Рейнолдсом женского портрета новая английская морская форма даже не успела поступить на вооружение флота


Collapse )
Вещи из коллекции Сан Лорана в итальянском "Воге" (сент. 1981); Джоан КОллинз на съемках "Династии" (в центре - копия костюма Ферре)


Тем не менее, стиль 40х прочно вошел в активный лексикон моды, а туфли на платформе, ставшие на рубеже 70х первой возрожденной идеей из истории моды 20в, превратились в один из символов десятилетия. Образ сильной женщины, который так хорошо отражен приемами и силуэтами эпохи, снова потребовался с конца 70х, с выходом книги Dress for Success и появления power suit. Эти плечистые жакеты с акцентированной талией стали настоящим символом 80х, от Джоан Коллинз до Мадонны и от Маргарет Тэтчер до принцессы Дианы. Ноллан Миллер для «Династии» все эти ужасы достал отнюдь не из головы: звезды сериала имели решающий голос в выборе наряда и брали их из повседневной моды.


Съемка в итальянском "Воге" за сентябрь 1982; ради сравнения справа - Готье для Hermes, осень 2009. Последнее фото в очередной раз убеждает меня в верности моей старинной теории: дизайнеры почти во всех случаях продолжают создавать в том ключе, который характерен для дней их становления или успеха


Одновременно разрабатывалась тема военной формы, рабочей одежды и Utility Wear (стандарт CC41, действовавший для одежды, обуви и аксессуаров в Англии военных лет, предназначался для экономного использования тканей и создания «долгоиграющей» одежды; можно сказать, что на нем основана вся современная спортивная и кэжуальная одежда). В конце десятилетия Маржела не просто цитировал эти вещи, а напрямую включал в коллекции их копии. Из этих работ возникла большая часть моды 90х.


Верхний ряд: Salvatore Ferragamo, Versace, Moschino (все - осень 2012), Comme des Garcons осень 2009. Нижний ряд: Junya Watanabe, Burberry, McQ by Alexander McQueen


Collapse )

Collapse )

Andrey Abolenkin

Дядьки в майках

Некий журнал попросил мой комментарий по закончившимся мужским показам, а получилась колонка о дядьках в майках, успокоительной военной форме, фетишах, как без них, и еще много о чем. Получилось не так зажигательно, как год назад (abolenkin.livejournal.com/3575.html), но не без огонька, поскольку темы затронуты близкие:

Мужики в форме

 

Очень мне нравятся дядьки в майках. Я не имею в виду старые арманиевские бельевые рекламы, россыпи шикарных брюнетов. Мое восхищение носит бескорыстный характер и никак с сексуальностью не связано. Что и говорить, уважения в мире стало до обидного мало. Любой пустяк, похожий на внимание и заботу об окружающих, поневоле ценишь вдвое. А тут даже и не пустяк: представьте себе, что остались мужчины, которые в любую жару чувствуют себя неодетыми без бельевой майки и не готовы в таком виде показываться на людях. Этих героев много, от средиземноморских официантов (которые даже эпиляцию на груди делают по контуру белья, их линии декольте) до канадских бухгалтеров, со множеством социальных и географических остановок между этими полюсами. Мой покойный папа был такой. А я уже нет.

    Небольшой офф-топ от Э.Олафа, объясняющий все рога на его женских образах


Я из поколения, для которого не сделать что-то кажется проявлением комфорта. Не в последнюю очередь это касается одежды – труд американских дизайнеров и их последователей по превращению за последние полвека «комфортной» спортивной одежды во всеобщую норму даром не прошел. Уже в семидесятых Диана Вриланд говорила, что «военная форма – это спортивная одежда 19 века». Такое сравнение показывает большое число заимствований из этих областей и их одинаковую актуальность для развития моды соответствующего периода, но, увы, не опирается на организующую силу привычки. А это самое важное понятие для мужской моды, поскольку с начала 19 века клише и коды являются основным направлением формирования костюма для мужчин.

 

Без этой консервативной узды парни чувствуют себя брошенными на произвол судьбы. В этом отношении комплект «джинсы-майка» очень сильно проигрывает тройке или другой формальной одежде. Не исключено, что эта утрата точки опоры - одна из причин психической нестабильности мужского населения планеты и чехарды гендерных ролей. Уже на моей памяти, где-то в середине 90х, очень активно обсуждалась попытка отменить офисный дресс-код в Японии. Кажется, аргументом была экономия электроэнергии: чем меньше надето на сотрудниках, тем меньше нужно охлаждать помещения. Лишившись привычных костюмных стапелей, бедные японские дядьки чуть было окончательно не сошли с ума наедине с выбором. Что в очередной раз свидетельствует, до какой степени на рынке мужской одежды расходятся интересы покупателей и производителей: последние стараются расширить представление о норме и раскачать врожденную инертность потребителей, а этим не нужно ничего другого, кроме привычности и стабильности.

 

Заимствования из военного костюма такую стабильность вполне обеспечивали. И обеспечивают до сих пор: классический тренч, например, наряду с нужными затяжниками от дождя сохраняет совершенно ненужную подвеску для ручной гранатCollapse )ы.Collapse ) Также сохраняется традиция и ощущение незыблемости. От этого наследия англо-бурской войны, кстати, можно отсчитывать новую эпоху во взаимоотношениях гражданской моды и униформы. Если до начала 20 в. по случаю заимствовались воинственные декоративные элементы (как в конце наполеоновских войн), то в новую эпоху на вооружение принимались различные функциональные идеи – хаки, скрытая застежка, круглая горловина свитеров, накладные карманы и много чего еще привычного. Когда новизна, как всегда в моде, иссякла, в ход пошло ироническое переосмысление (как у рокеров 60х) и китч (за примерами не нужно далеко ходить – вот Майкл Джексон покойный). Попытки переосмысления униформы приводит нас наконец к теме колонки.

 

Вообще-то предполагается, что колонка должна быть о парижских и миланских мужских показах. Что сказать? Они закончились, и вопреки всем логичным предсказаниям милитари там не было, за исключением довольно неуклюжих упражнений Gucci в мультяшном прочтении сафари. Логичный по результатам последних двух сезонов милитари был на всех trade fairs, коммерческие коллекции Питти Уомо показали его во всех измерениях. Зато минимум два раза (в Dior и Боттеге) в подиумных коллекциях были сандалии с носками. Ой, нет – еще Hermes забыл, там тоже. Впрочем, концентрация на белье все же присутствовала. Мужские бикини и прозрачные топы, повсеместно от Emporio Armani и Calvin Klein до Готье, до смешного похожи на миланские женские коллекции прошлой осени (об этом и о моде на открытость здесь: abolenkin.livejournal.com/4057.html). Пилати, за которым многие признают безукоризненный вкус и чутье, показал для YSL вариации строгой городской гейши. На подиумном уровне инертность раскачана, да еще как. Эти заходы должны, казалось, говорить о смягчении нравов. Но больше похоже на разжижение мозга. Определенно, мужики что-то не форме.