June 3rd, 2020

Andrey Abolenkin

Николь Кидман: образ без насилия

Во время карантина до многих вдруг дошло, что им больше не хочется выглядеть идеально в глазах окружающих. Куда чаще из гардероба извлекается одежда, которая будит эмоциональный отклик или воспоминания, оцененная внутренним взглядом. Этот давно назревший переворот, который приводит моду к новой реальности, интересно обсудить на примере Николь Кидман. Вспомнил колонку годичной давности, которая очень точно описывает нынешний подход к стилю, новое право на образ.

Умеет быть какой угодно, но выбирает стандарт. И это ее право - теперь ни к норме, ни к оригинальности никого не принудить
Умеет быть какой угодно, но выбирает стандарт. И это ее право - теперь ни к норме, ни к оригинальности никого не принудить

...7 января 2018 года. Николь Кидман на сцене отеля «Беверли Хилтон» получает «Золотой глобус» за роль в сериале «Большая маленькая ложь». «Мой персонаж пала жертвой явления, которое в этот вечер мы больше всего обсуждаем. Я говорю о насилии». Слова благодарственной речи легко слетают с губ – за 30-летнюю карьеру актриса привыкла к признанию. Предмет разговора тоже привычен: десять лет она является лицом кампании ООН по борьбе против женского насилия. На ней далекое от строгости черное платье.

В черном в этот вечер большая часть зала. Также и второй муж Кидман, звезда кантри-музыки Кит Убран. Его песня стала неофициальным гимном движения Time’s Up. К нему она обращается со сцены за примером истинной любви и поддержки, которой лишены миллионы женщин в мире. «Я верю и надеюсь, что чем откровеннее мы будем говорить о происходящем, тем быстрее будет меняться ситуация. Пусть наши слова звучат». На церемонии слов о неравноправии, подавлении и насилии, действительно, звучало немало. У Опры Уинфри их хватило на невероятные в этом формате кратких речей девять минут. И все же главным символом объединения знаменитостей вокруг этой темы стал объявленный дресс-код, непривычный для ковровых дорожек черный цвет нарядов. По словам Мерил Стрип, это была яркая черная черта, отделяющая сегодня от вчера.

А еще сегодня от вчера отделяет возможность отказаться от выбора, меняться, получать удовольствие от "себя сегодняшнего"; у Кидман одно из самых пластичных лиц современного кино, но на церемониях она редко этим пользуется.
А еще сегодня от вчера отделяет возможность отказаться от выбора, меняться, получать удовольствие от "себя сегодняшнего"; у Кидман одно из самых пластичных лиц современного кино, но на церемониях она редко этим пользуется.

Голливудские стилисты до сих пор вспоминают начало того января, будто страшный сон. Известие о черном на церемонии Британской киноакадемии и белых розах на Грэмми поступили заблаговременно. Но первый раз инициатива движения Time’s Up подчеркнуть угнетенное положение женщин траурным цветом платьев поступила буквально за неделю до церемонии «Золотой глобус», второй по значимости в индустрии. Это значило, что все заказанные, утвержденные и отмерянные на звездах наряды нужно было срочно менять – искать выразительные дизайнерские комплекты в оттенке, который с легкостью делает группу людей однородной и обезличенной. Впервые так явственно в моде встал вопрос о том, что внешний облик и содержание в индустрии разошлись очень далеко. Послания о важных проблемах современности одежда способна нести к аудитории только с помощью слов, стилистических средств для этого недостаточно.

Великие дизайнеры недавнего прошлого к этим как-то справлялись. Тут можно вспомнить кровавые потеки и зияющие дыры ранней коллекции МакКуина Highland Rape. Или трогательную коллекцию Хуссейна Чалаяна о беженцах-киприотах, в финале которой модели собирали все свои пожитки, включая мебель, в небольшой чемодан, а часть уносили на себе, в виде одежды-трансформера. Теперь же важную мысль привычнее оформить надписью на майке или озвучить в сопроводительном тексте. «Политические футболки», подобные известной диоровской модели «Мы все должны быть феминистами» за 700 долларов, очень быстро стали трендом, в списке других увлечений сезона. Так стало очевидным, что собственный язык дизайна одежды, его символика не способны в настоящий момент адекватно передать чувства поклонников моды.

Слева и справа - фрагменты коллекции Маккуина Highland Rape, посвященной трагичной для его родной Шотландии битве при Кулодене; в центре - отличная иллюстрация того, как быстро теперь любая одобряемая обществом повестка превращается в предмет потребления
Слева и справа - фрагменты коллекции Маккуина Highland Rape, посвященной трагичной для его родной Шотландии битве при Кулодене; в центре - отличная иллюстрация того, как быстро теперь любая одобряемая обществом повестка превращается в предмет потребления

Сама Николь Кидман на «Золотом глобусе» может стать неплохой иллюстрацией сказанному. 

Collapse )